Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.7. Энвайронмент (Среда) как категория современной эстетики

  Приходится представить это слово в первую очередь английским эквивалентом, хотя понятие среды - среды эстетически организованной среды обитания человека - преимущественно употребляется в отечественной литературе по эстетике, художественной практике и дизайну. Эти слова - практически синонимы, но дело в том, что именно в таком английском варианте данный концепт носит характер специфического термина, более дифференцированно и точно теоретически проработанного. Именно в таком звучании он носит характер своеобразной категории современной эстетики. Слово «среда» в этом плане слишком широко и просто. Речь же здесь идет именно о специфической тенденции в развитии эстетического сознания второй половины 20 - 21 в. - о тенденции, требующей специфического наименования:
  Эстетика энвайронмента представляет собой одну из важных граней выхода художественной практики за рамку картины, за пределы станка, на котором пишется картина или ваяется скульптура, за пределы условного пространства музея, театра, концертного зала и, с другой стороны - вообще за пределы миметического образа, отражающего реальность и эстетически переосмысляющего ее в форме создания автономного художественного произведения. Эстетика энвайронмента предполагает наполнение эстетическим значением широкой среды обитания человека. Сам этот смысл при этом особенный - именно средовой, фоновый. Он проявляется не только в конструкциях дизайна, оформляющего на профессиональном эстетическом и высоком технологическом уровне облик обыденных вещей, пространство интерьера, города и ландшафта. Эстетизированный энвайронмент - это и фоновая музыка - особая, не перегруженная музыкальным смыслообразованием акустическая среда, которая постоянно наполняется из динамиков или внедряется в психику человека непосредственно через наушники, которые можно подолгу не снимать. Понятно, как правило, это популярная музыка («попса»), но есть и другие варианты - музыка медитативная, музыка для фанатов того или иного стиля и т.п. Эстетика среды - это и визуальная образность именуемая порой «обоями», так как ярче всего представлена стеновыми наклейками самых разных масштабов (и их электронными версиями-прототипами). Это и аудио-книга, которую можно слушать через те же наушники и которая тоже принимает, таким образом, тот же облик фонового звучания. Это, наконец, и эстетизируемое наполнение виртуальной среды - все то, что придает имидж привлекательности, аттрактивности сайтам интернета и всему, что кроется за интерфейсом сайта.
  В основном, как видим, это массовая продукция - продукция для среднего потребителя, ориентируемая на усредненные вкусы. Но сделана она все же профессионально, часто высокопрофессионально. Никогда раньше достижения эстетического творчества не распространялись так широко и не проникали так насыщенно в сферу обыденного человеческого существования, как в наше время в результате ошеломляющего технического прогресса и формирования огромного рыночного спроса на эстетические ценности такого ранга. Этот спрос оформился в виде общества потребления - законного наследника поколений творчества-производства. Основа этого распространения - технологизированное творчество, идет ли речь о дизайне как технологически оснащенном эстетическом проектировании, создающим стиль вещи и по-особому гармонизованный облик среды, или о результатах развития информационно-коммуникативных технологий (фотографии, кинематографии, радио, телевидения, продвинутой телефонии, полиграфии с расширенными возможностями, компьютерной техники, электронной аудио- и видеозаписи и электронных сетей). Информационное пространство, образуемое их распространением, моделируется на основе эстетически выверенных алгоритмов.
  Одна из целей массового общество потребления - стимулирование потребления - потребления всего, что может быть произведено, в том числе за счет формирования новых и новых потребностей. Но как этого можно достичь, если в цивилизованном мире основные базовые потребности общества уже практически удовлетворены? Ответ прост: надо переключить внимание обывателя с базовых потребностей на вторичные. Но отнюдь не на духовные - их стимулировать сложно и долго - надо давать людям высокое образование, учить их мыслить и постигать высшие смыслы бытия - надо стимулировать потребление наслаждений, предназначенных для среднего вкуса и сводимых, в пределе, к вульгарной телесности. Но способом такого стимулирования может стать - и лучше всего становится - именно эстетика с ее способностью привлекать внимание, внушать, увлекать. Это, таким образом, особая эстетика увлекательности среднего уровня. Это эстетика среды как медиума всеобщей усредненности.
  Но можно ли сказать, что эстетика среды это исключительно феномен массовой культуры и среды обыденного человеческого существования? Только отчасти. Мы уже указали на высокий профессионализм создателей артефактов в этой сфере. Но более того, успехи массовой эстетики энвайронмента подготовлены элитарной арт-практикой практически всего ХХ века. Те модернистские проекты, которые возмущали публику и критиков в начале века, - те эстетические эксперименты - рискованные эксперименты на грани возможного с человеческими чувствами и способностью к осмысленности, - нашли себе применение как раз в этой современной массовой эстетике среды. Абстрактность, конструктивность - это было странно для традиционной художественной формы и потому вызывало полемику; в новой же форме эстетически и в то же время рационально организованной среды как раз эти качества нашли себе блестящее применение.
  Между тем, экспериментальная лаборатория авангарда продолжает работать, и можно сказать, что многое из ее разработок - то, конечно, в чем не проступает исключительная деструктивность - найдет себе воплощение в эстетическом энвайронменте будущего. Более того, современное направление тенденций этого экспериментирования как раз совпадает с движением от станковизма к эффектам среды, от образности и миметизма к созданию эстетически значимых объектов, от изолированного от сероватого воздуха обыденности пространства выставок и концертов, галерей и библиотек к средовому простору хепенингов и акций - в среду города, ландшафта (лэнд-арт), самой публики, которой оказываются и случайные прохожие. В.В. Бычков так характеризует этот аспект: «Художественные поля вырываются с середины ХХ века за рамки традиционного искусства и охватывают человека со всех сторон . , провоцируя невиданную ранее активизацию субъекта художественного восприятия, стирая границы между творцом и потребителем его творения. ... Сегодня этот процесс ухода от «станковизма», от самозамкнутости искусства в рамках «изящных искусств», или объектов специального эстетически ориентированного музейно­концертного восприятия, последовательно развивается по ряду направлений, настойчиво выводящих искусство за его, по крайней мере новоевропейские рамки и внедряющих его в более широкий социоантропный контекст».
  Эстетика энвайронмента, таким образом, это не только организация среды как пространства утилитарного назначения (включая и вторичную - развлкательно- ралаксационную-наслаждающую утилитарность), но и организация неутилитарной среды - в качестве арт-пространств. Именно в этом наиболее узком и специальном смысле и употребляется часто слово «энвайронмент», заменяя собой боле широкое понятие эстетической среды. И еще раз отметим, само направление арт-эксперимента совпадает с вектором движения от символически-значащего художественного произведения к эстетическому насыщению самой среды и наполняющей ее реальной объектности.
  Расширяет ли энвайронментальная эстетика художественное пространство? И да, и нет. Да: эстетическое формообразование, эстетическое ощущение наполняет теперь все вокруг, практически моделируя в соответствии со своими закономерностями жизненный мир человека - непосредственную среду его существования. Но нет: это пространство теперь оказывается замкнутым именно границами данной среды - сколь угодно широкой, но все же необходимо ограниченной - тождественной себе как этой среде, онтологически совпадающей с собой - перестающей нести функцию универсальной рефлексии бытия, каковую несла даже самая маленькая вещица миметического искусства, способная, как капелька, отразить в себе космос универсума. Среда всего лишь самопрезентативна - в отличие от произведения искусства, выражающего отражающий, а точнее, как мы не раз указывали, представляюще-переосмысляющий реальность эстетический смысл. Хотя символически нагруженное произведение и замкнуто некоей узкой рамкой своей текстуальной завершенности, оно играет роль окна в большой мир - в тот мир, который, отражая, переосмысляет. Оно играет роль ключа к жизни как целому, выводя к смыслу ее монотонного протяженного течения, выступая сконцентрированным узлом, которым связаны человеческая жизнь и мироздание, обретающие таким образом особый эстетический смысл.
  Смысл как целостность может счастливо осветить только логически завершенный текст, текст, имеющий начало и конец, если угодно, текст, «взятый в рамку» - текст целостного произведения. Текст же без размеров утрачивает высокий градус осмысленности (как, например, бесконечно длящийся сериал, в ходе которого приходится только перебирать значения, часто допуская семантические повторы, но сфокусировать целостность смысла уже не возможно). Эстетика среды, в отличие от эстетики художественного произведения исчерпывается самой собою - рамки эстетического события здесь, по сути, уменьшены; жизненный мир человека ограничивается миром его непосредственного (телесного) присутствия.
  Эстетика среды основывается не на принципе отражения или подражания (мимесиса), а на принципе презентации реальности - в ней доминирует принцип вовлечения и соучастия, в противовес охарактеризованному выше принципу приглашения к восприятию- соавторству, который доминировал в классической эстетике прошлого.
  На основе данных оценок справедливо сказать, что идея энвайронмента не заменяет собой, а дополняет идею художественного произведения. Авангарадистские же поиски в направлении выхода в открытую среду, обращения к самодовлеющей объектности и самодостаточности тела страдают увлеченной односторонностью и поэтому, вероятно, маятник художественного процесса вскоре качнется в другую сторону - к некоторому центру возможного «балансирования».

 
© www.textb.net