Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.1. Эстетическое сознание как отражение и смыслообразование

  Эстетическое сознание - та особая форма и значимая сфера как общественного, так и индивидуального сознания, которая выражает специфику и отражает все богатство эстетического отношения человека к миру, направляет его активное действенное стремление к гармонии, совершенству, красоте и идеалу прекрасного.
  Без сомнения, именно эстетическое сознание, его особый склад определяют своеобразие эстетических явлений - определяют эстетическое как специфическое явление мира сознанию. Именно благодаря эстетическому сознанию как особой смыслообразующей складки в мире выделяются потенциальные качества, имеющие эстетическую значимость, на основе их данности сознанию складывается эстетическое событие, проявляющееся как в созерцательном любовании, так и в творческом деянии.
  Своеобразным теоретическим свидетельством об эстетическом сознании как об особой определяющей данности, о несводимости эстетического явления к данным эмпирического опыта является учение И.Канта об априоризме - то есть о доопытном характере эстетической способности - самой способности суждений, как называл ее И. Кант, высвечивая ее обусловливающую роль среди других способностей сознания - познавательно-рациональной и нравственно-практической. Априоризм эстетического сознания И.Кант связывал с принципом целесообразности без конкретной цели, позволяющем устанавливать предпочтительное как таковое и выделяющим класс такого рода явлений действительности в реальном опыте отношений с миром как специфически эстетически радующий, эстетически ценный. Однако в 19 и отчасти 20 веке присутствовала и даже господствовала иная точка зрения, согласно которой эстетическое сознание только отражает реальные явления, имеющие эстетическую специфику и объективное социальное или даже природное существование.
  В 20-21 вв. меньше говорят об эстетической реальности и больше об эстетической феноменальности - о явлении, которое здесь важнее бытия. Само явления оказывается теперь элементом бытия - события, но события сознания.
  Впрочем, сознание это специфично, как специфично и описанное нами в разделе 1. эстетическое событие. В этом событии-сознании образуется, рождается смысл, но очевидного центра такого смыслообразования как бы не видно - нет трансцендентального «я» и трансцендентного «другого», есть событие как бы складывающееся между ними - з есть некая «расплавленность», «растворенность» смыслового потенциала - тот самый «просвет бытия», по М. Хайдеггеру, который всегда разомкнут, открыт. Эстетическое событие - всегда складывающаяся целостность; это событие осознания в его складываемости, которое теряет свою специфику в случае, если оно вдруг уже окончательно сложилось в качестве субъективированного знания, которым обладает человеческое «я», равно как и в случае, когда оно оказывается наэлектризовано в поле долженствования, центрированном относительно доминирующего «другого».
  Это всепроникновение эстетического сознания, эта растворенность эстетического смысла во всем, через что проходит присущее ему живое смыслообразование, во всем, связанном нашим вниманием или творческим выражением, эта децентрация открытого события смыслообразования таковы, что, кажется, здесь и нет сознания, есть только чувство, вдыхающее красоту из окружающего мира, постигающее возвышенное - из величественных свойств реальности, трагическое и комическое - из объективных характеров и ситуаций. Но это не вполне верно: это особое сознание - рефлексия особого эстетического чувства, проступающая как пере-живание, как со-чувствие, никогда не сводимое к простому погружению в поле предметного бытия, как не сводимо оно и к простой душевной реакции на некий стимул. В эстетическом восприятии как переживании всегда добавляется некое дополнительное осмысляющее поле, как бы еще одно «я», в свете которого чувство, действительно первоначально выражавшее простую включенность в реальное бытие, обретает новый смысл красоты, возвышенного и т.п. - этих не присутствовавших в самой реальности качеств - этих привнесенных в бытие качеств духа. В восприятии красоты некий невидимый внутренний голос как бы едва слышно подсказывает: увидь и насладись этим видением; и как раз в беседе с этим со­переживающим, со-оценивающим переживающим, хотя и часто бессловесным голосом - моим собственным - и состоит наслаждение красотой; как раз в собеседовании с ним и обретается красота. Без этого как бы второго зеркала в самом сознании отразить красоту нельзя, для этого не достаточно одного прямого отражения, одного привлеченного чем-то внимания. Одинокое внимание без соотнесения с внутренним своим-другим нашего сознания, с его со-вниманием не знает, что смешно. Одинокое внимание без склоняющегося над ним со-переживанием не знает, что жалко и что трагично.
  По счастью, само наше сознание обладает этой рефлексирующей удвоенностью, способной, в частности, видеть - обретать эстетический смысл как потенциал нового возможного события, растворенный в предметном мире - видеть чудесное событие в его появлении и складывании, тем самым, предчувствуя и постигая его именно в этом ощущении совершенства и полноты. Сознание и есть то событие, в котором рождается эстетический смысл. Без эстетического сознания это чудесное событие не только не появляется, не дается, но объективно и не появляется. Но оно не сводится к осознанию, ведь это весь осознанный мир складывается и сбывается здесь - это движение, эта новая связь означает обновление мира, объективно обретшего, а внутри сознания раскрывшего новое настоящее - новое событие.
  Эстетическое со-знание как со-бытие, таким образом, онтологично, то есть имеет свои особые координаты в сфере бытия. Событие, совершенно объективное, совершающееся в мире в целом, концентрируется как событие-сознание, в нем обретая свою срединную складку. Это и понятно, ведь человеческое сознание - высшая форма бытия, именно та форма, в которой бытие может преобразовываться в новое бытие; оно - форма обновления. Но оно и не онтологично в том смысле, что само событие-обновление никогда не есть просто бытие - оно всегда только преддверье бытия - то, что может сбыться, а может и не сбыться. В его специфическом фокусе - восхитительная мечта, всегда пребывающая в некотором отрыве от реальности.
  Эстетическое сознание при этом является и отражением - осознанием реального, то есть имеет познавательные (гносеологические) координаты. Мы только что сказали, что в его специфическом фокусе - вдохновенная мечта - чудо возможного. Как же это возможное соотносится с неумолимой реальностью или хотя бы с вероятностью человеческого знания? Очевидно, что оно не совпадает с ними. Познание в сфере эстетического переживания сопряжено с фантазией. Ложь ли это? Нет, это скорее сфера все время вновь рождающихся хрупких истин - не всем из которых суждено стать истинами в вероятностном поле уверенного познания. Рождаясь вновь и вновь, они никогда вполне не соответствуют реальности, имевшей место до них, помимо них. А если учесть, что вновь складывающееся событие - событие уже обретшее смысл, но еще не обретшее реальности - может и не воплотиться, то истины эстетического переживания могут не соответствовать даже и будущей реальности, той, которой только предстоит сбыться. Эти хрупкие истины эстетического отражения не соответствуют вполне истинам знания вещей самих по себе, доступным науке, и нравственным истинам надежно правильного поведения, хотя и способны растворять в себе и знание, и нравственную правду.
  Что же это за «истины»? Это истины чудесно сложившегося возможного - истины смысла, часто, но отнюдь не всегда находящие свои прямые проекции в отсылках к реальному, то есть могут носить и творчески-фантазийный характер, наряду с характером осмысляющее-отображающим. Их назначение - порождение нового смысла - при всем риске, что этот смысл окажется не воплотимым и даже не вероятным. Но, согласимся, ценность жизни человеческого сознания не только в том, что оно помогает вписываться в наличную реальность, но и в том, что оно пытается эту реальность превосходить - то есть жить эфемерной и рискованной, но увлекательной жизнью эстетической мечты.
  Конкретизация и одновременно выявление ряда общих качеств эстетического будет связано с характеристикой особых его феноменальных модификаций - модификаций эстетического сознания - прекрасного, возвышенного, трагического, комического, а также ценностных категорий неклассической эстетики - абсурда, ужасного, безобразного и др. Но прежде надо охарактеризовать саму структуру эстетического сознания - совокупность его элементов и уровней.

 
© www.textb.net