Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.2. Основные методы эстетики

  Своеобразие предмета исследования в эстетике, а также тех целей и задач, которые она ставит перед собой, с необходимостью требуют особых методов исследования, способных обеспечить достижение целостного знания. Метод - это система принципов, приемов, правил, которыми необходимо руководствоваться в процессе познания.
  Следует назвать здесь, в первую очередь, важнейший метод, применяемый современной философией, в том числе и эстетикой, - диалектический метод, позволяющий рассмотреть предмет исследования в его развитии, выявить источники и направления этого развития, установить соотношение изменчивости и устойчивости во всех процессах и явлениях. Диалектика как учение и методология познания интуитивно использовалась еще древними философами, осознавшими противоречивость, сложность, многогранность бытия. Вот, например, одна из важнейших идей древнекитайского даосизма, зафиксированная в книге «Дао Дэ Цзин», датируемой II в. до н.э.: «Когда все в Поднебесной узнали, что красота - это красота, появилось и уродство. Когда узнали, что добро - это добро, появилось и зло. Ибо бытие и небытие друг друга порождают, трудное и легкое друг друга создают, короткое и длинное друг другом измеряются, высокое и низкое друг к другу тянутся, звуки и голоса друг другу вторят, «до» и «после» друг за другом следуют». Сам же термин «диалектика» впервые ввел в оборот древнегреческий философ Сократ (469-399гг. до н.э.), использовавший его для обозначения искусства вести полемику, диалог, в котором осуществляется всестороннее обсуждение предмета и выяснение противоречивых мнений о нем, исключаются распространенные заблуждения и достигается истина путем восхождения от конкретного к общему. Начиная со времен Сократа, «диалектика» стала предполагать выявление противоположных сторон сложных объектов, явлений, систем, анализ их всестороннего взаимодействия. Структурно диалектический метод распадается на несколько методологических принципов - принципы объективности рассмотрения, историзма, системности, диалектической противоречивости, восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического.
  Принцип объективности требует рассматривать изучаемое явление таким, какое оно есть в действительности, взятым во всей реальности его бытия. Объективность рассмотрения объекта предполагает исключение из процесса познания, с одной стороны, всего сверхъестественного, привнесенного в исследуемый предмет извне, а с другой стороны, - отвлечения от субъективных особенностей, мнений и желаний исследователя. Объективность отграничивает научное знание от религиозного и мифологического мировоззрения. Объективность рассмотрения теснейшим образом связана с рациональностью и доказательностью. В научном знании не место бездоказательным ссылкам на авторитет или мнение, какими бы широко распространенными они не были. Как писал выдающийся немецкий философ Г.Лейбниц (1646-1716), «ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение - справедливым без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе».
  Принцип историзма обуславливает рассмотрение изучаемого объекта, явления, процесса в динамике их развития, изменения, самодвижения. Он требует исследовать системы как изменяющиеся во времени, изучать их прошлое, настоящее и будущее. Все это предполагает выявление предпосылок возникновения изучаемого явления, его начала, этапов (стадий) становления, закономерностей, новизны и преемственности в развитии, характера и направления происходящих изменений, предсказание будущих путей развития и т.д. В эстетике этот принцип играет очень важную роль. И дело здесь не только в том, что он способствует воссозданию реальной истории развития эстетических идей, взглядов, представлений, но еще в том, что историзм обеспечивает объективность рассмотрения многих эстетических феноменов. Когда речь идет о прекрасном, возвышенном, гармоничном, героическом, совершенном, сознание невольно стремится рассмотреть их как нечто абсолютно неизменное, непреходящее, вечное, как сферу раз и навсегда ставших идеалов и принципов, ведь даже в обыденной жизни мы часто употребляем выражения «немеркнущая красота», «вечная гармония», «нестареющие шедевры» и т.д. Безусловно, подлинное эстетическое совершенство сохраняет свою значимость в течение длительных периодов, для многих поколений людей и различных культур, а шедевры искусства как величайшие прогрессивные прорывы человеческого духа не меркнут десятками столетий. Однако, осознавая это, нужно помнить и о той исторической закономерности, которая обуславливает появление всех великих творений, и о законах общественного развития, в ходе которого претерпевает изменение общественное сознание, в том числе и эстетические идеалы. Восхищаясь талантом античных мастеров, изваявших скульптурные образы Афины, Афродиты или Дианы, мы всё же, говоря о красоте женщины современной, любуемся иными образами и ценим иные пропорции.
  Принцип системности не менее важен в эстетике и широко используется при анализе эстетических феноменов, в том числе и произведений искусства. Он требует рассмотрения различных сторон изучаемых явлений, раскрытия взаимосвязи их формы и содержания, сущности и её проявлений, случайного и необходимого, выявления в целостной системе её структуры и элементов. Исследуя эстетические явления - художественное произведение или творческий процесс, комические эффекты или восприятие трагического - эстетика стремится к изучению их сложных взаимосвязей с другими общественными явлениями, к раскрытию многоаспектности их проявлений в реальной эстетической практике человека, к рассмотрению их составных элементов. Так, например, рассматривая произведение искусства как целостную систему художественных образов, необходимо выявить содержательные элементы (тему, идею, характеры) и формальные элементы, посредством которых содержание воплощается в материале (композицию, жанр, ритм), установить их диалектическую взаимосвязь и взаимозависимость. Эстетический анализ требует рассмотрения художественного произведения, являющегося образной системой, как включенного в более широкие системы - искусства, эпохи, культуры, как взаимосвязанного с иными сферами общественного сознания - наукой, религией, нравственностью. Принцип системности, таким образом, диктует необходимость ставить в центр познания представление о целостности, единстве системы, взаимосвязи ее с иными системами и явлениями. Понять какой-либо аспект рассматриваемого явления просто невозможно в отрыве и без учета иных аспектов, без воссоздания широкого поля внутренних и внешних связей этого явления с другими феноменами действительности.
  Одним из важнейших принципов диалектического метода является принцип диалектической противоречивости, диктующий необходимость мысленного воспроизведения в процессе изучения объекта так называемого предметного противоречия - противоречивых сторон, элементов, тенденций изучаемых объектов, выступающих в качестве источника их развития или выражающих структурную противоположность относительно статичных материальных систем. Это приводит к формулировке проблем- антиномий, хорошо известных из учения И.Канта (1724-1804). Под антиномией понимают формулировку двух противоречащих друг другу, но в равной степени обоснованных суждений. Например: «в художественном произведении ведущую роль играет форма, а не содержание» и «в художественном произведении ведущую роль играет содержание, а не форма». Подобные антиномии выступают как форма выявления и постановки познавательной проблемы, которую предстоит решить в процессе исследования, фиксирования диалектических сторон познаваемого явления, единство и противоречивую взаимосвязь которых предстоит раскрыть. В процессе применения принципа диалектической противоречивости осуществляется снятие антиномии-проблемы посредством углубления знаний о противоречивой сущности изучаемого объекта и перехода к формулировке нового положения, исключающего формально-логическую противоречивость. Так, в эстетике вышеприведенная антиномия «снимается» положением о единстве формы и содержания художественного произведения: содержание представляет собой внутренний смысл определенной формы, а форма являет собой содержание в его непосредственном бытии (об этом еще будет более подробно говориться в соответствующем разделе).
  Более сложным принципом в рамках диалектического метода является принцип восхождения от абстрактного к конкретному, нацеленный на выделение сущности изучаемого феномена и её проявлений. Под абстрактным понимают отражение в сознании любой стороны, связи, момента внутри конкретного объекта, взятых в отрыве от целого. Конкретное же - это, во-первых, чувственно­индивидуальный образ (конкретный объект), с которого начинается научное обобщение, и, во-вторых, - мысленно-конкретное, то есть такая концепция изучаемого объекта, которая создает реальную возможность воспроизвести генезис и развитие изучаемого объекта во всей их полноте. Принцип восхождения от абстрактного к конкретному предполагает наличие двух этапов - движения от чувственно-конкретного к абстрактному и движения от полученного абстрактного к мысленно-конкретному. Воспользуемся еще раз примером художественного произведения. При анализе художественного произведения как целостной системы образов на первом этапе восхождения следует посредством аналитической работы выделить те абстрактные понятия, которые отражают различные его стороны - идею, фабулу, сюжет, характеры, композицию, жанр и т.п. Они будут являться отдельными абстрактными понятиями, отражающими элементы, стороны, аспекты художественного произведения. На втором этапе восхождения (при движении от абстрактного к мысленно-конкретному) происходит выявление реальной сущности изучаемого явления на основе теоретического синтеза выявленных абстракций не только путем разных способов абстрагирования, но и с использованием различных методов эмпирического познания. На этом этапе происходит раскрытие глубинных внутренних связей между элементами и сторонами художественного произведения, выявляется, например, влияние основной идеи художественного произведения на сюжетные линии, на композиционные решения, характеры героев и т.п. На данной базе строится развернутая теория художественного произведения, которая отражает его сущность и позволяет мысленно воспроизвести его во всей конкретности. Особенно продуктивен метод восхождения от абстрактного к конкретному при изучении сложных развивающихся систем и явлений - художественного сознания, искусства в целом, творческого процесса.
  Еще один принцип диалектического метода познания - принцип единства логического и исторического. Исследователь, приступая к изучению сложных развивающихся систем, всегда сталкивается с проблемой, с чего начать их реконструкцию в мышлении, поскольку чтобы выявить сущность объекта (логическое), необходимо воспроизвести исторический процесс его развития, и наоборот, чтобы адекватно воссоздать исторический процесс, необходимо знать сущность объекта. Для решения этой познавательной проблемы необходимо логическое и историческое рассматривать в единстве. В самом простом виде это означает, что изучение нынешнего состояния объекта и выявление его сущности следует осуществлять с учетом его исторического становления, а при изучении исторически прошлых состояний следует учитывать его зрелое состояние и проявившиеся в нем сущностные характеристики. К примеру, необходимо выявить сущность прекрасного (логическое) в его нынешнем понимании, на современном уровне развития культуры. Для этого следует учесть, как развивались представления о нем у различных народов и в разные эпохи, как эта категория рассматривалась философами в рамках эксплицитной эстетики, выявить пути и причины трансформации представлений. Это обусловлено тем, что зрелый объект, а в данном случае - современное научное понимание прекрасного, являются результатом исторического развития и включают в себя в «снятом» виде историческое.
  Немыслима, конечно, эстетика и без формально-логических методов, в первую очередь индукции и дедукции. В ходе применения индукции (от лат «inductio» - «наведение») мысль движется от частного, фактологического знания к знанию общего, сущностного, закономерного. При использовании дедукции (от лат «deductio» - «выведение») умозаключение идет от общего к частному. Наряду с ними в философских науках применяется аналогия, в ходе которой знание, полученное при изучении некоторого объекта, переносится на сходный по существенным свойствам менее изученный объект. Поскольку эстетика направлена на выявление универсальных закономерностей, то в ней находят широкое применение экстраполяция, идеализация, мысленный эксперимент.
  Однако одних формально-логических методов для эстетики недостаточно: «Одна логика никого не способна привести к новым идеям, как одна грамматика никого не способна вдохновить на создание поэмы, а теория гармонии - на создание симфоний. Логика, грамматика и теория музыки дают нам возможность обнаруживать формальные ошибки и подходящие мысли, а также развивать последние, но они не поставляют нам «субстанции» - счастливые идеи, новые точки зрения». Как было показано выше, эстетика как философская наука, помимо формально-логической методологии оперирует диалектическим методом, а также использует целый ряд других приемов и методов.
  В качестве наиболее продуктивного целесообразно указать метод герменевтической интерпретации, направленный на раскрытие внутреннего, глубинного смысла различных текстов, на их аутентичное понимание. Этот метод, основоположником которого считается немецкий протестантский философ, филолог, теолог Ф.Шлейермахер (1768-1834), сегодня входит в методологию целого ряда гуманитарных наук. В эстетике метод герменевтической интерпретации находит гораздо более широкое применение, чем, к примеру, в лингвистике или искусствоведении, поскольку он используется не только в анализе собственно художественных текстов, но и в осмыслении всего, что создано человеком в результате сознательной культурной деятельности. Художественно-эстетическая герменевтика представляет собой аналитический метод интерпретации художественного текста, основанный как на знании закономерностей творчества, так и на понимании смысла и сущности этого текста в широком культурном контексте. Этот метод включает в себя несколько важнейших принципов интерпретации.
  Во-первых, ученый должен рассматривать художественное произведение не как взятое само по себе, не как единичный продукт творческой деятельности определенного художника, а как включенное в широкий контекст культурной традиции, во взаимосвязи с ней. Действительно, многие смысловые аспекты художественных текстов могут быть поняты только при учете особенностей той культуры, к которой принадлежит их автор. Без представлений о культурном контексте, например, крайне сложно понять глубокий юмор комедий Мольера или Фонвизина, сюжеты древнегреческих трагедий, где в основе лежат хорошо знакомые древним грекам мифы, знание которых равно необходимо современному читателю произведений Эсхила, Софокла, Еврипида. Часто бывает необходимо учитывать социально-политическую ситуацию периода жизни и творчества автора, без которой невозможно понять тонкие смысловые оттенки - политические намеки и параллели, исторические сопоставления и ретроспективы. Давайте вспомним, знакомое со школьной скамьи стихотворение А.Пушкина «В Сибирь»:
  Во глубине сибирских руд
  Храните гордое терпенье,
  Не пропадет ваш скорбный труд
  Несчастью верная сестра,
  Надежда в мрачном подземелье
  Разбудит бодрость и веселье,
  Придет желанная пора...
  Эти строки вряд ли можно понять, если не помнить, какие исторические события предшествовали их написанию, какова была социально-политическая ситуация в стране, к кому они непосредственно обращены.
  Во-вторых, интерпретация содержания художественного текста требует воссоздания тех ценностных и нормативных установок, на которые этот текст опирается, выявления мировоззрения и знания жизни его автора. Так, поэзия А.Блока (1880-1921) предполагает знание авторской художественно-эстетической позиции, в соответствии с которой явления окружающей действительности способны свидетельствовать о запредельных, духовных, метафизических сущностях, а поэт - пророк, обладающий даром воспринимать этот неявный смысл и выражать его на поэтическом языке. Глубокие символы поэтических строк Блока выражают противоположность духа и материи, формы и содержания, космоса и хаоса, целого и части. Всем известные работы величайшего итальянского скульптора Микеланджело Буонаротти (1475-1564), и многие восхищаются его гением, сумевшим передать красоту и величие человека. Однако далеко не каждый увидит в скульптурных шедеврах то огромное напряжение и внутреннюю борьбу, которые хотел передать Микеланджело, понимавший, что изображение совершенного телесного начала делает явственнее и отчетливее нравственное несовершенство, коренящееся в глубинах человеческого существа. В образах «Сикстинской капеллы», в «Давиде» или «Моисее» он изображает не только драматическую борьбу с реальными проявлениями зла в мире, но и глубоко трагичную внутреннюю борьбу человека с собственным нравственным несовершенством и пороками.
  В-третьих, интерпретация текста зависит от ценностных ориентаций самого интерпретатора, от его эстетических, этических, идеологических представлений. Художественный текст содержит в себе возможность неоднозначного понимания, многообразие которого зависит от личности того, кто этот текст воспринимает. Понимание текста рождается в диалоге его создателя и реципиента. Прочитав роман Ф.Достоевского «Преступление и наказание» в юном возрасте и вернувшись к нему в зрелости, на совершенно новом уровне собственного жизненного опыта, обязательно выявишь в нем новые смыслы, оставшиеся незамеченными раньше, по-новому осмыслишь основной конфликт и характеры героев. Как отмечал Ю.М.Лотман (1922-1993) в работе «Культура как коллективный интеллект и проблемы искусственного разума», «неадекватность агентов коммуникации превращает сам этот факт из пассивной передачи в конфликтную игру, в ходе которой каждая сторона стремится перестроить семиотический мир противоположной по своему образцу и одновременно заинтересована в сохранении своеобразия своего контрагента». С этой особенностью художественных текстов и продуктивностью герменевтического подхода к ним мы сталкиваемся часто, в том числе и при чтении художественных переводов иностранных литературных произведений. Совершенно по-разному звучат одни и те же сонеты У.Шекспира в переводе С.Маршака или И.Фрадкина. Давайте попытаемся сравнить, как совершенно различно можно осмыслить сюжет басни Лафонтена «Мельник, его сын и осёл». Вот вольный перевод этой басни, принадлежащий М.В.Ломоносову:
  Послушайте, прошу, что старому случилось,
  Когда ему гулять за благо рассудилось.
  Он ехал на осле, а следом парень шел;
  И только лишь с горы они спустились в дол,
  Прохожий осудил тотчас его при встрече:
  «Ах, как ты малому даешь бресть столь далече?»
  Старик сошел с осла и сына посадил,
  И только лишь за ним десяток раз ступил,
  То люди начали указывать перстами:
  «Такими вот весь свет наполнен дураками:
  Не можно ль на осле им ехать обоим?»
  Старик к ребенку сел и едет вместе с ним.
  Однако, чуть минул местечка половину,
  Весь рынок закричал: «Что мучить так скотину?»
  Тогда старик осла домой поворотил
  И, скуки не стерпя, себе проговорил:
  «Как стану я смотреть на все людские речи,
  То будет и осла взвалить себе на плечи».
  Стихотворение С.Маршака на всё тот же сюжет Лафонтена звучит абсолютно по-иному:
  Мельник на ослике ехал верхом.
  Мальчик за мельником плелся пешком.
  - Глянь-ка, - толкует досужий народ,
  - Дедушка едет, а мальчик идет!
  Где это видано? Где это слыхано?
  - Дедушка едет, а мальчик идет!
  Дедушка быстро слезает с седла,
  Внука сажает верхом на осла.
  - Ишь ты! - вдогонку кричит пешеход,
  - Маленький едет, а старый идет!
  Где это видано? Где это слыхано?
  - Маленький едет, а старый идет!
  Мельник и мальчик садятся вдвоем
  - Оба на ослике едут верхом.
  - Фу ты! - смеется другой пешеход.
  - Деда и внука скотина везет!
  Где это видано? Где это слыхано?
  - Деда и внука скотина везет!
  Дедушка с внуком плетутся пешком,
  Ослик на дедушке едет верхом.
  - Тьфу ты! - хохочет народ у ворот.
  - Старый осел молодого везет!
  Где это видано? Где это слыхано?
  - Старый осел молодого везет!
  В целом в отношении герменевтического метода следует сказать, что он по существу своему носит междисциплинарный характер, соединяя и используя познавательные возможности целого ряда философских, социальных, гуманитарных наук в единый методологический комплекс решения связанных с эстетической деятельностью человека проблем.
  Описание приемов, методов, способов познания, используемых в эстетике, вряд ли можно исчерпать в достаточно краткой главе учебного пособия, да и вряд ли стоит это делать. Важнее другое: в эстетике нет и не может быть установки на то, чтобы использовать строго ограниченный круг методов или способов познания. При анализе сложных эстетических систем (эстетической деятельности, эстетического сознания, искусства, эпох художественной культуры и т.п.), установлении закономерностей их развития целесообразно использовать диалектические и формально-логические методы, дедуктивные и индуктивные методы рассуждения, при рассмотрении других проблем (эстетического восприятия, смысла художественного произведения и т.п.) - метод герменевтической интерпретации, «вслушивание», понимание, интеллектуальную интуицию.
  Таким образом, в эстетике, как и в философии в целом, речь идет в основном не о каких-то особых методах познания, абсолютно неприемлемых для естественных, гуманитарных или социальных наук, а об их более общем распространении, о преодолении границ применения этих методов, обусловленных пределами научного мышления, работающего с конечными сферами бытия. Это еще одно свидетельство в пользу того, что философская, в том числе и эстетическая, мысль «развивается не только, а может быть, и не столько через конфронтацию и конфликт различных философских систем, сколько через их диалог, который приводит к обмену идеями и развитию». В этом смысле развитие эстетики оказывается созвучным современным цивилизационным процессам, направленным на диалог, на учет разнообразных культурных традиций, на поиск согласия и единства без уничтожения многообразия, без стремления к абсолютной унификации.

 
© www.textb.net