Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


3.1. Логико-эпистемологический подход к исследованию науки

  Доминирование логико-эпистемологического понимания науки исторически связано со временем, когда прогресс в этой области осуществлялся за счёт учёных- одиночек. Круг задач, в конечном счете, сводился к пониманию познавательного взаимодействия субъекта и объекта, где субъект выступал как социально неопределённый индивид. При таком подходе в центре внимания - собственно когнитивный, знаниевый компонент науки, рассматриваемый как автономный и самодостаточный. Исторически сложилось так, что первоначально доминирующее положение в западной философии науки заняли идеи позитивизма, которые вполне органично сочетались с логикоэпистемологическим анализом научного знания.
  Как философское направление позитивизм прошёл сложную эволюцию, но через все этапы его развития проходит общая идея: утверждение «позитивного» (т.е. достоверного, точного, полезного) знания и очищения его от «метафизики» (т.е. философских идей и принципов, сконструированных сверхопытным путём, умозрительно). Однако развивающаяся наука сталкивалась с необходимостью корректировать применительно к новым объектам исследования ранее сложившиеся методологические принципы. Изменение научной картины мира под влиянием фундаментальных открытий меняло также прежние мировоззренческие установки. Позитивизм учитывал эти проблемы. В нём сохранялась идея философии как методологии науки, но полагалось, что развивать эту область знания надлежит средствами самой науки, без обращения к философской метафизике.
  Эта программа была сформулирована основоположниками позитивизма (О.Конт, Г.Спенсер, Дж.Ст. Милль) и сохранялась с некоторыми трансформациями на последующих его этапах.
  Существенную роль в построении позитивистской философии науки сыграла проблема демаркации научного и ненаучного (хотя сам термин был введён позже К.Попперм, основателем критического рационализма). Решение проблемы демаркации в позитивизме и неопозитивизме носило явно антиметафизический характер и опиралось на убеждение в возможности эмпирического обоснования истинного знания.
  Уже в первом позитивизме обнаруживается установка на поиски окончательных научных методов, обеспечивающих рост научного знания на все времена и отделяющих науку от метафизики. Здесь неявно полагалось, что при разработке методологии не принимается во внимание возможность изменения и развития самой научной рациональности. Соответственно, на методологию науки не распространяется в полном объёме принцип исторического развития. Развитие научного познания трактовалось ограниченно. Считалось, что после того, как оно возникло, в нём не происходит качественных изменений, что, однако, не отменяет возможности открытий и приращения нового знания (кумулятивисткий подход). Применение принципа историзма к анализу науки здесь крайне ограничено.
  Основоположники позитивизма внесли решающий вклад в подготовку предпосылок для становления философии науки. Положительную роль сыграли критика натурфилософии, ориентация на решение реальных методологических проблем, выдвигаемых развитием естествознания и социальных наук, стремление к практическому приложению науки, к тому, чтобы с её помощью рационализировать деятельность, сделать её более эффективной (однако связь науки с практикой понималась односторонне, исключительно как влияние науки на практику).
  Вынося на обсуждение важнейшие методологические проблемы научного познания, позитивизм исходил из некоего идеального образа науки, который он конструировал в качестве предмета изучения. Особенностями позитивистского образа науки было то, что она рассматривалась абстрактно: вне её связи с философией и культурой; без учёта развития уже сформировавшейся рациональности; не принимая во внимание деятельно-практическую природу познания. Само же научное познание понималось как чувственный опыт и его рациональное упорядочивание. Такой образ науки и построенная на его основе программа исследований отличались известной узостью, и это порождало значительные трудности при решении методологических проблем в дальнейшей истории позитивизма.
  На этапе второго позитивизма (эмпириокритицизм) на передний план вышла проблема онтологического статуса фундаментальных понятий и принципов науки, т.е. проблема их отождествления с самой реальностью. Представители второго позитивизма (Э.Мах, Р. Авенариус) предполагали решить эти проблемы путём устранения метафизических суждений не только из теоретического знания, но и из научного опыта. Важнейшей задачей объявлялась критика опыта, нагруженного метафизикой (в этом смысл термина «эмпириокритицизм»). Э.Мах постулировал, что единственная реальность и база научного познания - элементы опыта (явления), которые он толковал как чувственные данные, ощущения.
  Теоретические законы и понятия Мах рассматривал как простую сводку опытных данных, способ их упорядочивания. По мере расширения опыта старая теория заменяется новой, более экономно описывающей опыт. В принципе экономии мышления Маха выразилось представление о том, что в теории нет никакого нового содержания по сравнению с опытом. Здесь намечается затруднение, которое оказалось неразрешимым в рамках позитивистской программы: как объяснить, что теория обладает прогностическим ресурсом? Второй аспект принципа экономии мышления - проблема выбора между разными теориями. Здесь она присутствовала ещё в неявном виде, но была методологически перспективной. Был намечен и критерий выбора (экономность). Однако сам факт того, что в построении теории приходится прибегать к внеэмпирическим принципам, говорил о несводимости теории к описанию эмпирических данных. А это уже противоречит эмпириокритиче- ской трактовке теории.
  Важное место в эмпириокритицизме занимала критика наивнореалистической теории познания, согласно которой отношение субъекта и объекта выступает как зеркальное отражение в сознании свойств и отношений внешних вещей. В плане преодоления парадоксов этой теории значимыми являются попытки эмпириокритиков по-новому подойти к трактовке отношения субъекта и объекта, тезис об интегральном единстве внутреннего и внешнего в элементах чувственного опыта, о чувственном опыте как аспекте человеческой жизни в целом. Как отмечает В.С.Стёпин, Р.Авенариус подходил к необходимости расширить понимание сознания, подключить сюда не только биологические, но и социальные аспекты человеческой деятельности. «Но эту проблематику он чётко не сформулировал и не обозначил подходов к её решению, хотя трактовка познания как социально детерминированного процесса открывала новые перспективы в философии науки. Но чтобы реализовать эту программу, необходимо было радикально изменить установки позитивизма и рассматривать науку не как сугубо автономное образование, а как взаимодействующую с рвзличными формами познания и знания, относящихся к различным сферам культуры» (9, 39).
  Неопозитивизм, разрабатываемый в трудах раннего Л.Витгенштейна, Б.Рассела, философов Венского кружка приобрёл форму логического позитивизма. В последнем постепенно нарастали черты аналитической философии, которая, в свою очередь, разрабатывалась в двух основных направлениях: а) логического анализа языка науки с применением аппарата математической логики и б) лингвистической философии, отвергающей логическую формализацию как основной метод исследования.
  Неопозитивизм предложил новый подход к обоснованию фундаментальных понятий и принципов науки. Он исходил из того, что можно решить проблемы методологии науки средствами самой науки, если применить средства математической логики для анализа языка науки и разработки техники такого анализа.
  Б.Рассел и Л.Витгенштейн развивали идеи о придании формализованному языку науки не только гносеологического, но и онтологического статуса. Витгенштейн истолковал язык математической логики как модель мира. Но грамматическая форма языка может маскировать его логическую структуру, в которой обнаруживается соответствие языка и мира. Это относится не только к языку науки, но и к обычному языку. Поэтому нужен логический анализ, проясняющий логическую структуру языка и выявляющий её природу как повествование о фактах. В этом случае язык будет демонстрировать структуру мира.
  Выдвинутые неопозитивистами цели и задачи: реконструкция всех наук посредством логического анализа языка науки, выявление структуры научного знания, решение проблемы унификации науки, построение методологии для прогрессивного роста знания, - предполагалось решать в русле традиционных установок позитивизма, а этот подход, позволяя выяснить некоторые особенности структуры науки, не давал возможности анализа развития науки, закономерностей её динамики.
  Структуру научного знания неопозитивизм формулировал в терминах различия эмпирического и теоретического языка науки: каждое теоретическое высказывание интерпретировалось как сводимое к некоторой совокупности эмпирических данных. В этом случае теория выступала как простая система, где свойства целого полностью определяются свойствами элементов, а не понималась как системная целостность с новыми, системными качествами. Исследования Венского кружка исходили из постулата о возможности свести каждое теоретическое высказывание к «протокольным» предложениям. Этот постулат лёг в основу принципа верификации, который означает, что каждое научное высказывание должно быть принципиально проверяемо опытом, т.е. сводимо к протокольным высказываниям, истинность которых устанавливается прямым наблюдением.
  Редукция теоретического высказывания к эмпирическому - основа неопозитивистского подхода к проблеме единства науки. Важным шагом в развитии методологии и философии науки стало выявление сложного строения эмпирического языка науки и эмпирического уровня исследований (различие уровня наблюдений и уровня фактов). Ещё более важным стало выяснение того, что формирование фактов на основе протокольных высказываний предполагает применение теоретических знаний, т.е. эмпирические факты теоретически нагружены. Это подрывало принцип верификации. Кроме того, сами научные теории демонстрировали несводимость своего содержания к эмпирическим данным, сложность и связность своей внутренней структуры.
  Неопозитивизм был вынужден то и дело отступать от первоначально заявленных принципов. С учётом специфики теоретического знания были скорректированы трактовки эмпирического и теоретического языка. Так, Р. Карнап признал, что базисные принципы теории не являются простым индуктивным обобщением опыта и может приниматься научным сообществом в качестве соглашений (конвенционализм); он сформулировал принцип толерантности, по которому учёные должны с пониманием относиться к различным и даже альтернативным способам теоретического описания при усло- вииих непротиворечивости.
  С 50-х годов ХХ века неопозитивизм перестаёт быть ведущим направлением западной философии науки. Идея универсальной идеальной методологии теряет свою привлекательность, осознаётся историзм науки, преодолеваются фундаментальные установки позитивизма.

 
© www.textb.net