Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2. Медицинская этика и деонтология - от Гиппократа до наших дней

  Учитывая, что широкий круг проблем биоэтики отличается существенной новизной, а в некоторых отношениях носят беспрецедентный характер, все же нельзя не уделять внимания историческим корням и предпосылкам биоэтики. В сфере морали сохранение традиций, преемственность взглядов имеют основополагающее значение. Медицинская этика изначально складывалась как комплекс корпоративных норм, действовавших в относительно обособленной социальной группе - людей, занимающихся врачеванием. В силу этого ей присуща известная цельность и полнота, а также большой потенциал в разрешении все новых, постоянно возникающих моральных коллизий в медицинской сфере. Не случайно многие из выработанных уже в Античности принципов медицинской этики до наших дней сохраняют свою значимость и действенность (наиболее яркий пример тому - основоположения медицинской этики Гиппократа).
  Медицинская этика в Античную эпоху. Гиппократ. С небольшими оговорками начало европейской традиции медицинской этики следует связывать с жизнью и деятельностью Гиппократа. Особую роль в истории сыграла его «Клятва». Созданная примерно в III в. до н.э., она пережила второе рождение в XVI в. после выхода в свет первых печатных изданий трудов Гиппократа (хотя в христианизированном и исламизированном виде она нередко использовалась для посвящения во врачи на протяжении всей Средневековой эпохи). «Клятва Гиппократа» нередко использовалась в качестве основы для создания врачебных присяг и официальных документов, включая и большой ряд деклараций Всемирной медицинской ассоциации, выдвинутых на протяжении ХХ века. «Клятва» Гиппократа охватывает широкий круг проблем медицинской этики: взаимоотношения внутри медицинской профессии, взаимоотношений врача и пациента, где на передний план выступают мотивы гуманности, человеколюбия, милосердия, уважения человеческого достоинства, и человеческой жизни, а также проблемы, связанные с врачебной тайной, вознаграждением за труд врача.
  Помимо Гиппократа вопросы медицинской этики затрагивали в своих трудах такие античные ученые и медики, как Асклепиад, Гален, Цельс.
  Врачебная этика Древнего и Средневекового Востока. Этические проблемы врачебной деятельности анализировались не только медиками древних европейских цивилизаций. Свод медицинских знаний «Аюрведа», который складывался в Индии на протяжении IX-III вв. до н.э., включает в себя среди прочего и вопросы биоэтики. Этические нормы «Аюр-веды» имеют много общего с греческими образцами, хотя и имеют определенные особенности, обусловленные социокультурными факторами: индийскому врачу запрещалось лечить врагов своего правителя, злодеев, а также женщин, с которыми нет сопровождающих лиц. Осуждалось вмешательство врача в процесс умирания. Вопросы биоэтики затрагивались также в таком важном документе древнеиндийской культуры, как Законы Ману (II-I вв. до н.э.).
  Особое звено в истории медицинской этики составляет наследие средневековых арабских ученых-медиков и философов. Среди них прежде всего должен быть назван Абу али Ибн-Сина (Авиценна) (X-XI вв). В своем знаменитом «Каноне врачебной науки» он представляет врачебное искусство как интегральное теоретико-практическое знание, ориентирующееся на цельное видение человека как духовно-телесного существа. Для трактата Ибн-Сины характерно акцентированное внимание к гуманитарно-психологическим и моральным аспектам врачевания. Заслуживают упоминания здесь также «Молитва врача» Моисея Маймонида (XII-XIII вв.), медицинские трактаты Абу аль Фараджа (XIII в.).
  Медицинская этика европейского Возрождения и Нового времени. Эпоха Возрождения, характеризовавшаяся коренными переменами в мировоззрении европейцев в целом, внесла свои особенности и в сферу медицинской этики. В центре внимания оказался вопрос о том, какими моральными качествами должен обладать врач и каковы пути обретения этих качеств: даются ли они избранным в виде Божественного дара и могут быть развиты на основе непосредственной врачебной практики или приобретаются в процессе академического обучения. Первую точку зрения активно отстаивал Парацельс, смелый экспериментатор, боровшийся против медицинской схоластики, устоявшихся врачебных догм и реформировавший господствующие подходы к лечению.
  В истории биоэтики Нового времени заметную роль сыграли идеи Ф. Бэкона, во многом предугадавшего и предопределившего пути развития европейской науки и техники в целом. Рассматривая цели медицины как науки, Бэкон затрагивает, в частности, тему экспериментальной биологии и медицины и возникающие в ее рамках этические проблемы.
  В эпоху Просвещения вопросы врачебной этики стали предметом достаточно широкого обсуждения - на волне интенсивного развития и одновременно популяризации науки. Среди наиболее заметных плодов этой деятельности - трактат Т. Персиваля (1740-1804) «Медицинская этика» в котором выдвигаются моральные принципы взаимоотношений между врачами, врачом и пациентом. Подобно многим программным документам этой эпохи, выдвигавшимся в сфере науки, а также политики и права (например, «Декларация прав человека и гражданина») «Медицинская этика» Персиваля явно контрастировала с действительностью и не могла обрести непосредственное воплощение. Тем не менее (аналогично тому, как это случилось с другими декларациями и кодексами), высказанные в ней идеи получили дальнейшее развитие - в частности, в «Этическом кодексе врача», принятом Американской медицинской ассоциацией в 1847 г. - и со временем были приняты в качестве нормы.
  Медицинская этика в России. Вопросы медицинской этики в России стали активно рассматриваться и обсуждаться лишь в начале XIX в. Однако моральные и правовые моменты врачебной деятельности затрагивались и значительно раньше, преимущественно в сводах юридических установлений (например, в «Изборнике Святослава» XI в.).
  Многие принципиально важные моменты медицинской этики получили освещение в трудах М.Я. Мудрова (1776-1831), во многом опиравшегося на наследие Гиппократа. Гиппократовский этический канон для М.Я. Мудрова был не только теоретическим источником, но и практическим руководством: Мудров оставил о себе славу воплощенного идеала профессиональной морали медика. Достаточно отметить, что умер он от холеры после многомесячной работы в разных городах России по организации борьбы с эпидемией.
  Характерно, что и в дальнейшем отечественная традиция биоэтики подпитывалась преимущественно не учеными трактатами, а живыми образцами профессиональной этики, выдающимися поступками, получавшими широкий резонанс в обществе. В этой связи следует назвать имена таких русских медиков, как Ф.П. Гааз, Н.И. Пирогов, С.П. Боткин, В. А. Манассеин.
  Еще одна важная особенность состоит в том, что этические проблемы в целом в российской традиции ставились в литературе, пожалуй, чаще и острее, чем в сфере собственно философии. Это справедливо и для медицинской этики: ее проблемы нашли глубокое отражение в произведениях А.П. Чехова и особенно В.В. Вересаева.
  В годы советской власти ситуация с медицинской этикой претерпела существенные изменения. Врачебная этика, сформировавшая до революции, рассматривалась идеологами советского режима как корпоративная этика, а значит, несущая в себе черты классового сознания, причем враждебного новой власти. Такой взгляд имел определенные объективные основания, так как по своему социальному статусу врач в дореволюционной России всегда находился за пределами «низшего сословия». В связи с этим были предприняты энергичные меры к радикальному изменению ситуации. Они предполагали, во-первых, идеологическую «нейтрализацию» врачей старой формации, вплоть до прямых репрессивных мер, а во-вторых, подготовку и воспитание врачей новой - социалистической - формации, одна из черт которой состояла в полной идентификации врача с трудящимися, представителями всех иных профессий. При этом медицинская этика как особая отрасль этики теряла под собой всякую почву: профессиональная деятельность врачей подводилась под сферу действия единых, общих для всех норм коммунистической морали. В итоге вся сфера медико-этической рефлексии на некоторое время отодвинулась в тень. К концу 60-х годов на фоне процессов демократизации политического режима в СССР ситуация несколько изменилась. В 1969 году в Москве прошла Всесоюзная конференция по проблемам медицинской деонтологии, в дальнейшем появились и многочисленные публикации в этой области. Однако «пределы роста» здесь были весьма ограничены: пересмотр взглядов на социальный статус врача, социальную роль медицины, а также собственно статус человека как объекта медицины в рамках господствующей идеологии оставался практически неосуществимым.
  Отметим, что административно-командный тип организации медицинского обслуживания и здравоохранения, тем не менее, показал свою общую эффективность: по соответствующим статистическим показателям СССР находился в целом на уровне развитых стран.

 
© www.textb.net