Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.4. Модели общественного устройства

  Системы общественного бытия Запада и России можно укрупнен- но рассмотреть с помощью моделей, включающих следующие структурные компоненты: 1 — религия, 2 — ценности, 3 — общество, 4 — хозяйственный уклад.
  Идеология капитализма базировалась на протестантской этике.
  Модель раннего западного капитализма выглядит так:
  1) аскетический протестантизм;
  2) протестантская этика — рационализм — индивидуализм — обмирщение духовного и одухотворение мирского;
  3) разложение традиционного общества — рост третьего сословия и возвышение буржуазии;
  4) разделение труда — подрыв натурального хозяйства — рационализация и регламентация труда — аскетическое потребление и хозяина, и работника в пользу производственного накопления — канун промышленной революции.
  Современная западная модель капитализма такова:
  1) агностицизм — атеизм — пантеизм — неоязычество;
  2) общество потребления — бездуховность — криминализация сознания — общий процесс дехристианизации и дегуманизации — культ насилия;
  3) сглаживание классовой поляризации общества за счет НТП и роста эффективности производства, ограбления периферии капиталистического хозяйства — финансовые плутократы, средний класс, маргиналы — жестоко управляемая закулисно, формально демократическая система;
  4) постиндустриальное информационное общество — глобализация мирового хозяйства.
  Протестантизм родил классическую немецкую философию, что привело к полному разрыву между материальной и духовной реальностями. Пренебрежение духовными ценностями в этой модели ставит под угрозу существование человечества.
  Российская базовая модель общества выглядела следующим образом:
  1) православие;
  2) православная этика — соборность, коллективизм, общинность — идея коллективного спасения и приоритет духовного над материальным;
  3) традиционное общество — государство как единая семья во главе с царем (Помазанником Божьим) — функциональные отношения неравенства (сословное общество) — разверстка обязанностей во всем обществе;
  4) преобладание натурального хозяйства (самообеспечение).
  Большевики, усилив государственную власть, развивают колоссальную бюрократию, подчинившую себе всю страну на основе модели:
  1) атеизм — богоборческий коммунизм;
  2) коммунистическая мораль — коллективизм;
  3) модернизированное традиционное общество (единая семья) с функциональными отношениями неравенства;
  4) индустриальное общество.
  Идеальная российская модель, если цель нации — построение сильного государства на демократической основе, может выглядеть так:
  1) православие;
  2) православная этика;
  3) бесклассовое общество функционального неравенства (социализм);
  4) постиндустриальное информационное общество.
  В заключение отметим, что рассмотренные в подразд. 1.2 процессы эволюции общества (дифференциация, повышение адаптивной способности, интеграция новых компонентов, генерализация ценностей) определялись в России преимущественно государственной властью от начала ее существования по настоящее время. Государственная власть выступала главной силой, направляющей эти процессы, что и определяет современное состояние российского общества.
  Властители и монархи европейских государств искали союза с народом против дворян-вассалов (городские общины получали вольности и оказывали сопротивление феодалам в замках) и союза с протестантами против власти папы (католицизма). Аристократы в ответ шли на союз с иезуитами. И наоборот. Такая политика дифференциации поиска союзов способствовала созда- нию гражданского общества (власть — аристократия — народ) и верховенству закона.
  Россия не имела и не имеет гражданского общества. Все функции управления сосредоточила верховная власть. Вертикаль власти осуществляла управление страной, не делегируя полномочий общественным организациям. Такая практика вместе с жестоким подавлением инакомыслия иссушила российский народ, подавила его энергию к самоуправлению. Единственный способ выжить в России — это сотрудничать с властью, даже если ты и не разделяешь ее ценностей. Государство контролирует все суды, торговлю, прессу, здравоохранение, образование.
  Основа российской экономической жизни — не свободная конкуренция, а угодничество и лояльность властвующим. Этот принцип не обеспечивает конкурентоспособности отечественных компаний.
  Общество должно научиться оказывать давление на власть, если последняя не отражает и не удовлетворяет интересов граждан. Это давление делает общество открытым к изменениям, позволяет ему совершенствоваться. Бюрократизм, формализм и административный произвол современных обществ угнетают свободу граждан не меньше, чем при феодализме.
  Экономическая подсистема общества
  Функция экономической подсистемы — адаптация человека в материальном мире и взаимодействие с другими людьми вследствие такой адаптации. Промышленная революция XVIII в. способствовала разделению труда. Разделение труда развивало рынок от локального к глобальному, как средство обмена результатами труда. Разделение труда обеспечило людям рост производительности труда и, как следствие, досуг, свободное время.
  Подходы к организации экономической подсистемы классифицируют по степени управляющих воздействий государственной власти на экономическую деятельность членов общества. Существуют два следующих полярных подхода к организации экономики.
  1. Централизованная командно-административная экономика (левые). В такой модели органы государственной власти (Госплан, Госснаб, Госстрой и др.) планируют производство и распределение результатов труда. Рыночный обмен ограничивается узким сектором экономики (колхозный рынок, потребительская кооперация и др.). Государство изымает результаты труда и распределяет их.
  Преимущества модели:
  — предсказуемость и устойчивость, так как государство демпфирует отрицательные явления, распределяя последствия рисков на всех членов общества (чувство уверенности в завтрашнем дне);
  — реализация принципа справедливости, равенства уровня жизни для всех членов общества, когда результаты деятельности равномерно распределяются между членами общества. Для слабых это преимущество первостепенно (пусть немного распределяется в пользу многих, чем наоборот).
  Недостатки:
  — снижение мотивации к добросовестному производительному труду отдельных индивидов (принцип "котла");
  — ограничение роста результатов — хронический дефицит отдельных товаров (рост — дефицит);
  — теневая экономика (воровство, приписки);
  — обюрокрачивание общества (все больше тех, кто распределяет).
  2. Рыночная экономика в модели XIX в. (правые) — хозяйствующие субъекты взаимодействуют через рыночный обмен.
  Достоинства:
  — высокий рост производства и обновления товаров и услуг за счет кредита;
  — возможность индивидуального выражения в хозяйственной деятельности (что, как и для кого производить) — экономическая свобода.
  Недостатки:
  — сильное расслоение на бедных и богатых (неравенство). Читайте "Гроздья гнева" Джона Стейнбека (1939);
  — высокая неопределенность в результатах при принятии решений (риски), так как при свободе твоя воля сталкивается со множеством других воль. Нет чувства уверенности в завтрашнем дне (безработица, инфляция).
  Рыночные механизмы, в отличие от распределительных, позволяют решить следующие задачи: котировать стоимость товара; распределять блага в пользу эффективных собственников.
  Между рассмотренными двумя полюсами, "левым" и "правым", можно перечислить большое число моделей, отличающихся по степени вмешательства государства в экономическую жизнь. Ведь рынок — это управляемая жадность. Государство не позволяет скатиться в состояние "все против всех".
  Перестройка в России — это революция сильных против слабых. Защитить слабых государство сейчас не может и не хочет. Сильные легализовали свое положение через институт собственности, "обобрав" слабых при дележе (1986—1998 гг.). Административно-командная система не стала совершенствоваться и уступила криминальной.
  Эпоха Ельцина характеризовалась раздачей собственности тем, кто сможет ее удержать. Главной целью было "повалить" коммунистов и их идеологию. На этом этапе за бесценок брали собственности столько, сколько хотели, причем управлять ею в интересах государства не требовалось; предприятия накопили долги, зарплата не выплачивалась. Свершилась "великая криминальная революция" в интересах партийно-хозяйственной аристократии и членов кремлевской "семьи". Так сформировалась олигархия. Средний класс очень слаб. Широкие массы отторгнуты от собственности и эксплуатируются теми, кому эта собственность досталась. Она именно досталась, а не была приобретена в результате труда (санатории, детские сады, заводы, средства производства и все то, что нация создала своим трудом и защитила в войнах).
  Доля оплаты труда в совокупном ВВП составляет в России 25 %, а в большинстве развитых стран — 55—60 %. При этом 20 % населения концентрируют 50% всех денежных доходов, а 20 % "снизу" аккумулируют 6,2 % потребляемых средств. Доходы 10 % наиболее обеспеченных жителей страны в 13 раз превышают доходы наименее обеспеченных.
  В любом государстве присутствует конфликт целей экономической политики. В первую очередь государство должно поддерживать доходы населения, низкую инфляцию, стабильность рубля, рост ВВП, восстановление банковской системы. Половина этих целей конфликтует с другой половиной. России еще предстоит выработать долговременную экономическую политику.
  Капиталистические отношения собственности формируют базис, на котором возникает капиталистическая надстройка: институты, политические организации, идеология, необходимая для того, чтобы капиталистический базис мог функционировать. В России трансформация политических, юридических, культурных институтов протекает медленно, болезненно, с высокими социальными издержками. Передача собственности блокируется группами интересов, обладающих в России огромной властью. В результате в стране образовалась несправедливая форма олигархического капитализма. Шумпетерский дух предпринимательства не был создан, широкий слой буржуазии, демократические нормы, частные контрактные обязательства не возобладали. Все это настоятельно потребовало прямого государственного вмешательства в экономику с целью предотвратить развал страны.
  О модели будущего России
  Постиндустриализм — это строй, где господствуют организации и главные силы всякой организации — аппарат и бюрократия, а не собственники. Но это и не тотальная власть бюрократии в эпоху государственного социализма. С одной стороны, бюрократия ограничена экономически. Распределение собственности: государственной муниципальной, акционерной, частной — лишает бюрократию монополии на деньги. С другой стороны, демократия ограничивает бюрократию политически: рамками закона, гласностью и отсутствием наследственности при распределении постов. Бюрократия в постиндустриальных обществах составляет 20—25 % работающих (научная, школьная, медицинская и др. бюрократии).
  Сейчас обсуждают три модели постиндустриализма:
  1) для метрополий (7 стран), которые держат в руках остальной мир;
  2) для стран-сателлитов (Швеция, Австрия и др.), которые нашли свою нишу в мировой организации;
  3) для стран третьего мира, которые обслуживают перечисленные страны.
  Для России целесообразна модель экономики ограниченной открытости или регулируемой рыночной открытости. Если рынок полностью открыт, то это — база для свободной конкуренции, и выживают только те отрасли, которые конкурентоспособны по мировым стандартам. В России только нефтяная и газовая отрасли могут конкурировать на открытом мировом рынке. У легкой промышленности и сельского хозяйства перспектив в условиях открытого рынка нет. Поэтому следует говорить о секторах экономики: а) экспортной активности, способном конкурировать на мировых рынках; б) конкурентном на внутреннем рынке по уровню мировых цен; в) дотируемом, где цены на его продукцию выше мировых. Полная открытость еще долго будет оставаться социально опасной, так как западные инвесторы и производители истребят отечественных товаропроизводителей.

 
© www.textb.net