Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.2. Современное общество и его подсистемы

  Общество — это тип социальной системы, который обладает наивысшей степенью самодостаточности относительно своей среды. Любое общество для самосохранения должно иметь возможность формировать и контролировать взаимообмен с окружающей средой в интересах своего функционирования и знать, что оно получает в порядке взаимообмена с окружающими.
  Физическая среда имеет для общества адаптивное значение, так как она есть источник материальных ресурсов, которые используются обществом посредством своих производственных, технологических и экономических механизмов. Физическая среда имеет второй важный аспект для общества — определенную территорию, которую контролирует общество.
  Общество может быть самодостаточным только в той мере, в какой оно может полагаться на деяния своих членов. Основная связь общества с социальной системой осуществляется через личность; главная зона взаимопроникновения — статус членства.
  Консенсус членов общества по поводу ценностной ориентации (свобода, равенство и т. д.) их собственного общества определяется степенью, с какой институты общества легитимизированы согласованными ценностными приверженностями его членов. Культурная система определяет шкалу набора ценностей общества. Культурные системы не полностью совпадают с социальными системами, включая общества, представляя множества обществ, в которых присутствуют субкультуры. Культурная система на базе западного христианства является общей для всей европейской системы модернизированных обществ.
  Общество и социальная система не одно и то же. Римско-католическая церковь представляет собой социальную систему, но из- за низкой самодостаточности не является обществом. У нее нет политического контроля над территориями, во многих обществах число ее членов не велико, минимален и контроль над экономическими ресурсами.
  Согласно четырехфункциональной схеме систем действия, общество можно аналитически разделить следующим образом (табл. 1).

Таблица 1. Основные подсистемы общества

Таблица 1. Основные подсистемы общества

  Ядро интегративной подсистемы общества (социентального сообщества) составляет лояльность ее членов по отношению к коллективу. Общество представляет сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей (семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, вузы, правительственные учреждения). Для его устойчивости требуется институциональная система ценностей, закрепленная в правовых нормах, регулирующих права и обязанности различных коллективов. В обществе можно выделить различные виды дисциплинарного пространства (школа, армия, тюрьма и т. д.), которые должны воспитывать индивидов действовать оптимально, ко всеобщей пользе общества.
  Для изучения менеджмента организаций необходимо знать основные принципы подсистем общества. Но особое значение для данной профессиональной отрасли деятельности имеет четвертый компонент, сопряженный с областью практического, — экономика.
  Из всех обобщенных механизмов социального взаимообмена деньги и рынок регулируются, главным образом, институциональными нормами собственности и контракта.
  Методы интеграции в дифференцирующихся обществах
  Можно выделить следующие методы интеграции в современных обществах: правовая система, членство в обществе, организации общества.
  Право — это общий нормативный кодекс, регулирующий действия коллективных и индивидуальных членов общества. Современные правовые системы содержат писаные (США) и неписаные (Англия) конституции.
  Главный критерий интегрированности высокодифференцированных обществ — государственная монополия на применение силы от имени всего общества. Конституционный закон тем более важен, чем больше общество отделяется от своего государства. Власть правительства нуждается в основаниях для того, чтобы общество могло оградить себя от произвола властей.
  При абсолютной монархии индивид считался подданным своего монарха. По мере демократизации общества подданный стал гражданином. Защита прав гражданина превратилась в первую обязанность государства.
  Второй компонент гражданства — участие в выборах правящих лидеров.
  Третий компонент гражданства связан с обеспечением широким массам адекватного прожиточного минимума, доступа к образованию и здравоохранению.
  Организация общества осуществляется в трех основных формах:
  — бюрократическая организация (институализация ролей членов общества в виде должностей с определенными функциями, полномочиями и властью). Административная организация вначале была главной формой правительственных структур, но впоследствии распространилась и на неправительственные организации;
  — рыночная организация как средство взаимообмена между подсистемами;
  — добровольная самоорганизация (ассоциация) — корпоративное объединение граждан, имеющих достаточное согласие по поводу авторитета лидеров и строя, важный метод структурирования коллективов (коллегии судей, адвокатов, политические партии, вузы).
  Добровольность — основной принцип структур типа ассоциаций. Коллективам присущ элемент обязательности, и альтернативой послушанию является отставка (в отличие от эмиграции при неповиновении государственным нормам).
  Другой принцип ассоциаций — придание особого значения процедурным системам при принятии решений, дискуссии. Профессионалы всегда стремились объединяться для достижения общих интересов и сохранения высоких профессиональных стандартов добросовестности и компетентности (факультет в вузе в основе имеет характер ассоциации).
  Обратите внимание, что в представленной структуре общества нет национальной идеи. Идеология, положенная в основу государственной политики, сразу предполагает тех, кто ее не разделяет, то есть противников. Во имя идеи нельзя подминать под носителей идеи закон.
  Нужна не идея, а ориентация общества на общечеловеческие ценности. Интегральную функцию в обществе осуществляет соци- ентальная подсистема.
  Закрытые и открытые общества
  К закрытым обществам будем относить общества, в которых отсутствуют изменения. Исходной точкой в неизменном обществе является социальное целое, а не члены, которые его составляют. Индивид как таковой отсутствует, а общество является жестким единством, объединяющим членов. Социальное единство выступает основной желанной целью, поэтому в таком обществе принцип коллективизма провозглашается основополагающим. Индивидуальные интересы вместо того, чтобы совпадать с интересами коллектива, подчиняются им. Общественные интересы подавляют конфликтующие с ними личные интересы. Общие интересы представляет, как правило, правитель или орган, который может корректировать свою политику в зависимости от обстоятельств. Однако общий интерес можно определить только в теории. На практике он, как правило, отражает интересы правителя. Возникают тоталитарные и авторитарные режимы. Авторитарный режим направлен на поддержание собственной силы и может более или менее открыто признавать свою сущность. Такой режим может ограничивать свободу своих субъектов разными способами, быть агрессивным и жестким, но он, в отличие от тоталитарного режима, не распространяет свое влияние на все аспекты человеческого бытия для поддержания своей гегемонии.
  Советская система представляет пример закрытого общества, основанного на коммунистической идее, которая маскировала реальность, заключающуюся в классовой эксплуатации. Теперь, когда коммунизм сошел с арены, те, кто говорит о безопасности и солидарности общества, будут искать его в этническом и религиозном сообществе.
  Открытое общество открыто изменениям, оно предоставляет свободу выбора. В такое общество люди могут входить и покидать его по собственному желанию. Целое само по себе лишено значения и может быть понято только с точки зрения индивидов.
  Членство в обществе должно определяться контрактом. Контрактные связи занимают место традиционных. При этом контрактные отношения свободно обсуждаются заинтересованными сторонами и могут быть изменены по взаимному соглашению и часто открыты для ознакомления общественности с тем, чтобы можно было обнаружить явные отклонения одних договоренностей в сравнении с аналогичными и устранить их благодаря конкуренции.
  В открытом обществе присутствует эффективная конкуренция, благодаря которой люди и деньги приходят в движение. Изменения: новые идеи, новые методы, новые продукты, новые предпочтения — удерживают людей и капитал в движении. Как только факторы производства начинают двигаться, они направляются к наиболее привлекательным возможностям. Факторы не имеют совершенного знания, но, будучи в движении, узнают о большем числе возможностей, чем если бы они занимали одну и ту же позицию на протяжении всей своей жизни. Факторы возражают, если другие занимают их место, но при наличии многих возможностей их привязанность к существующей ситуации становится менее жесткой, и они с меньшей вероятностью откажут в поддержке тем, кто может находиться в сходной ситуации. По мере того, как люди перемещаются, им все легче приспосабливаться, что снижает ценность специализированных навыков, которые они могли приобрести.
  Свобода в открытом обществе состоит в возможности делать то, что человек хочет, без необходимости приносить жертвы. Свобода людей заключается в возможности отказаться от существующего положения. Свобода распространяется не только на людей, но и на все средства производства. Земля и капитал также могут быть свободны в том смысле, что они не привязаны к конкретному использованию. Факторы производства всегда используются совместно с другими факторами, и любое изменение одного из них должно затрагивать другие. Из-за этого богатство не является абсолютно частным — оно затрагивает интересы других. Поэтому владельцы факторов производства имеют не только права, но и обязанности по отношению к человеческому сообществу.
  Основным благом открытого общества является свобода личности. Наиболее очевидным негативным качеством свободы является отсутствие ограничений, позитивное качество свободы — самостоятельность в мыслях и деятельности.
  Открытое общество страдает от того, что можно назвать отсутствием общей цели, поскольку каждый человек обязан искать и находить ее в себе и для себя. Это тяжкая ноша для сознания индивида становится тем больше, чем большим богатством и властью он обладает. Оправдание созданию богатства может служить только то, что этот процесс является формой творчества. Те, кто не может найти цель в себе, могут обратиться к догме, предлагающей готовый набор ценностей и безопасное место в обществе. Единственный способ избавиться от отсутствия цели заключается в отказе от открытого общества. Когда свобода становится невыносимой ношей, то в качестве спасения возможен переход в закрытое общество.
  Закрытые и открытые общества представляют некие идеалы, к которым люди могут стремиться. Нестабильность, недостаток ценностей — отрицательные черты открытого общества. Поэтому оно является достаточно несостоятельным идеалом. Выбирая открытое общество, следует признать расхождение между мышлением и реальностью.
  Традиционное критическое и догматическое мышление
  В открытых обществах преобладает критическое мышление его членов. В закрытых обществах присутствует либо догматическое, либо традиционное мышление.
  Человек должен уметь думать о вещах не только так, каковы они есть, но и какими они были и будут. Следует принимать во внимание не только текущее состояние дел, но и бесконечный спектр возможностей. Возможно все, если не доказано, что это невозможно. Такой способ мышления называют критическим. Он позволяет выбирать между вариантами. Для объяснения реальности применяют абстракции, обобщения, упрощения, которые делают реальность открытой различным интерпретациям (например, абсолютная мобильность факторов производства, совершенная конкуренция, равновесие, присутствие всей информации и др.). Выбор можно рассматривать как основную функцию способа мышления. Требуется критерий, с помощью которого можно оценить и выбрать вариант. Выбор вариантов представляет непрерывный процесс критической оценки, а не механическое приложение фиксированных правил. Критика по большей части неприятна. Поэтому от того, насколько хорошо работает процесс критики, зависит эффективность критических оценок.
  Критический способ мышления отличен от традиционного: положение вещей таково, каким было всегда, следовательно, оно не может быть иным. Представленное утверждение является центральной догмой традиционного способа мышления, характерного для обществ, где отсутствуют варианты и присутствует лишь один набор обстоятельств, с которым должен иметь дело человеческий разум. Люди не имеют возможности изменить мир, в котором живут, их задача состоит в том, чтобы смириться со своей судьбой. Даже если они открыли причины отдельных явлений, знание не принесет практических преимуществ, если оно не может изменить условий существования людей.
  Критический способ мышления возлагает на человека тяжкую ношу решений о том, что правильно, а что нет. В условиях несовершенного понимания на многие вопросы человек не может ответить. Неопределенность трудно перенести, и человеческий разум стремится избежать ее. Наиболее известный путь — догматический способ мышления. Если установить фундаментальную доктрину, источником которой является не человек, а нечто иное (традиция, идеология и др.), то она выступает высшим судьей над конфликтующими взглядами. Любая идея или действия, противодействующие доктрине, должны проиграть. Доктрина должна быть применима ко всем существующим ситуациям. Поддерживать предположение о наличии изменений, хотя они и не происходят — значит искажать реальность. Трудно поверить, что человеческий ум вообще способен на такой самообман, если бы история не предоставляла примеров.
  Традиционный способ мышления ограничивается ранними стадиями развития общества, где отсутствие изменений является общепринятым фактом. Догматический способ мышления предполагает возможные интерпретации, но только одна соответствует провозглашенному постулату, поскольку все другие способны подорвать власть. Догматический способ мышления допускает изменения в очень узких пределах, поскольку в случае конфликта наблюдаемых фактов власть догмы будет подорвана. Догматическому способу мышления, в отличие от традиционного, обязательно требуется принуждение, чтобы обеспечить превосходство догмы.
  Процессы эволюционных изменений в обществах
  Эволюцию в обществе можно описать с помощью четырех процессов.
  1. Дифференциация — деление структуры на две или более единицы. Процесс дифференциации приводит к появлению новых компонентов, обладающих большей адаптивной способностью, дает многообразие — основу устойчивости систем.
  2. Повышение адаптивной способности — процесс, в результате которого социальные единицы получают больший выбор ресурсов, освобождаясь от ограничений, присущих их предшественникам.
  3. Интеграция новых компонентов — осуществляется путем их включения в нормативные рамки общества.
  4. Генерализация ценностей — это процесс обобщенного выражения ценностей при структурировании общества.
  В эволюционном развитии выделяют важный аспект — средства взаимообмена между составными частями социальных подсистем (см. табл. 1), т. е. инструменты изменений: деньги, политическую власть, влияние, ценностные приверженности как продукт традиций и опыта в обществе.
  Деньги как средство адаптации через механизм кредита могут повышать производительность экономики. Власть и влияние могут быть использованы так, чтобы увеличить солидарность сообщества. Понимание власти как средства обмена, по аналогии со свойством денег обретать ценность в обмене, позволило выработать парадигму взаимообмена для исследования динамики социальных систем как единого целого. На предприятиях широко используют "делегирование полномочий" в обмен на рост результатов производства.
  Рассмотрим конспективно процесс эволюционных изменений в западных обществах.
  Христианство зародилось как сектантство в палестинском иудаизме. Главным событием, из-за которого христианство порвало со своей религиозно-этнической общиной, было решение апостола Павла, согласно которому нееврей мог стать христианином без того, чтобы стать членом еврейской общины и соблюдать иудейский закон. Таким образом, ранняя христианская церковь превратилась в религиозное сообщество типа ассоциации. Она сосредоточилась вокруг религиозной задачи спасения души каждого отдельного человека. Христианином мог быть римлянин, афинянин и др.
  Христианская церковь четко провела границу между мирским и божественным, когда приняла "римскую власть". Такая отрешенность от мирских дел ограничивала возможности обращения в христианскую веру широких слоев населения, особенно высших членов общества. В начале IV в. н. э. на Востоке император Константин принял христианство и объявил его государственной религией. Церковь оказалась перед опасностью потерять свою независимость. Монастырское движение стало мощным рычагом воздействия на "мирскую" церковь.
  На Западе потеря Римом статуса имперской столицы позволила церкви стать независимым субъектом действия, обособившись от светской власти. Западная церковь создала епископальную систему, централизованную под эгидой папского престола в Риме. Обет безбрачия священников гарантировал от наследственных притязаний на церковные должности. Легитимизация режима Карла Великого зависела от его отношения с церковью, что нашло символическое выражение в его коронации папой Львом III в 800 г. н. э. Между церковью и светской властью возникали новые взаимоотношения.
  Но институциональное наследие Рима сохранилось для Запада в форме:
  1) правовой системы, основанной на территориальном принципе как статусе политической власти. Отсылки к племенной принадлежности отвергались;
  2) твердой территориальной привязки политических институтов;
  3) муниципальной организации, которая ведет свое происхождение от древних городов-государств (греческий полис, города Рима и провинций). Главное ядро в структуре города — корпорация граждан, объединение равных, имеющих одинаковые права и обязанности (военные и др.). Выживание таких городских общин — отличительная особенность от восточных обществ.
  Если греки дали цивилизации язык и философию, а евреи — веру, то римляне развили понятие гражданства и права. С 212 г. н. э. все свободные жители Римской империи обрели римское гражданство. До этого времени за пределами Рима гражданство давали за знатность, особые заслуги или за деньги. По тем временам наличие гражданства являлось особой привилегией, так как гарантировало личную неприкосновенность и право на суд с адвокатами и присяжными. Ни бить, ни заключать в темницу, ни казнить без суда римского гражданина было нельзя. Нарушение прав римского гражданина приравнивалось к оскорблению римского народа и могло повлечь такие последствия, которых остерегались цари и наместники. Однако статус римского гражданина начинался не с прав, а с исполнения обязанностей, долга. Римлянин предпочитал самоубийство нарушению долга.
  Другой особенностью римского общества является открытость чужому, лояльное отношение к чужим культам и богам. В отличие от греков и иудеев, замкнутых в себе, римляне привлекали к себе другие народы.
  Феодальное общество — дезорганизованное, локализованное — продукт попятного движения и результат дробления Римской империи. Общей тенденцией феодального развития было уничтожение универсальной системы порядка, замена ее партикулярными связями племенного или местного характера, замена основных политических и юридических прав различными иерархическими отношениями, базирующимися на неравенстве взаимных обязательств, вассального подчинения, покровительства и служения. Устанавливалась наследственная несвобода в виде института крепостничества. Аристократия получила наследственный статус.
  Преимущественное развитие получила военная функция, поскольку самой насущной в то время являлась проблема физической безопасности.
  Начиная со II в. в обществе стали утверждаться элементы, способные породить процесс дифференциации, который привел к созданию современной структуры общества.
  Олигархия (власть немногих) предшествует демократии.
  Аристократы Европы расшатали абсолютную монархию. К концу XIII в. король и вассалы заключили своеобразный компромиссный договор: король признал права вассала передавать владения по наследству, обязался покровительствовать им; феодалы приносили королю присягу и оказывали военную помощь. Обе стороны могли расторгнуть договор, если одна из них нарушила его условия. Авторитарная королевская власть ограничивалась.
  В дальнейшем выработанную феодалами равноправную договорную систему отношений переняли средневековые горожане. Под руководством богатейших купцов (городских олигархов) они добились автономии от своих сеньоров-феодалов, создав органы городского самоуправления.
  Развитие вольных городов (Италия, Англия, Франция) послужило освобождению экономики от политических структур. Города становились полностью независимыми. В оппозиции земельной аристократии появлялись представители торговой и финансовой буржуазии. Королевские правительства получили прерогативы:
  - иметь военные подразделения, не зависимые от феодальных баронов;
  - устанавливать прямое налогообложение, минуя феодальных посредников.
  Союзы королей с буржуазией составляли важный противовес земельной аристократии.
  Англия первой сформировала политическую структуру, благоприятную для будущего экономического развития. Английская аристократия навязала королю Хартию вольностей, что способствовало образованию парламента в будущем.
  Ренессанс характерен тем, что вывел из-под опеки церкви деятельность искусства. Искусство все более обращалось к светским сюжетам. Философские и научные проблемы потребовали истолкования.
  Реформация лишила духовенство сакральной силы — посреднической миссии в спасении человеческой души с помощью святых таинств. По лютеранской версии, спасение достигается "одной только верой", а по кальвинистской — путем прямого общения индивидуальной человеческой души с Богом. Протестантская церковь стала мыслиться как коллектив верующих и их духовных предводителей (чисто человеческое объединение). Лютер вступил в союз с новыми немецкими княжествами, что политически укрепило территориальные монархии.
  В Англии независимость суда и адвокатуры больше, чем на континенте, определили состязательность системы судопроизводства и дальнейшую дифференциацию общества.
  Континентальные правовые системы в большей степени обеспечивали эффективность государственной машины.
  В дифференциации общества и экономики английское сельское хозяйство, ориентированное на рынок, породило коммерческий интерес, связавший сельские поселения с городами горизонтально, вместо их вертикальной связи феодального типа с аристократической государственной иерархией. Такая дифференциация укрепила общность интересов и солидарность населения. Это особенно важно ввиду той политической власти, какой обладали земельные классы. Рынок обеспечил широкий выбор способов действий, оценку индивидуальных успехов и их пропорциональное вознаграждение. Рынок хорошо согласовывался с протестантской этикой индивидуального достижения, распахнул двери индивидуализму, эгоистической выгоде (А. Смит). Рыночный механизм впервые высвободил индивидуальные достижения и заслуги из некой иерархической системы аристократических связей.
  Контрреформаторские движения стремились заморозить процесс дифференциации общества и экономики, политики и культуры. Сопротивляться структурному ядру: государство, аристократия, церковь — приходилось не только протестантизму и бизнесу, но и множеству модернистских тенденций.
  Конец XVIII в. ознаменовался началом промышленной и демократической революций.
  Промышленная революция привела к колоссальному сдвигу в разделении труда. Структурным ключом к промышленной революции явилось расширение рынка и соответствующая дифференциация в экономике. Процветание Англии, Голландии, а затем Франции зависело от наличия политической и правовой безопасности, юридической практики, основанной на собственности, контракте и иске (вексельные суды).
  До промышленной революции самым развитым сектором рыночной системы была торговля готовыми изделиями и предметами роскоши: в Англии это был экспорт шерсти. Затем стали развиваться рынки двух факторов производства: капитала и труда.
  Рынок капитала оформился в эпоху Ренессанса, когда шли религиозные распри вокруг вопроса о моральности ростовщичества. Но уже тогда существовали денежные рынки, отчасти международные. К середине XVII в. в Англии появились зачатки центрального банка. К середине XIX в., когда в Англии и США приняли законы об акционерных обществах, были учреждены организованные рынки ценных бумаг. Главным преимуществом немецкой промышленности в конце XIX в., когда она опередила английскую, было превосходство в организации и в предпринимательском духе ее инвестиционных банков.
  Деньги перерастали свою функцию средства обмена и меры стоимости и превращались в первостепенный контролирующий механизм всего экономического процесса. Финансовые институты трансформировались в механизм, встроенный в систему экономического роста.
  Разделение труда привело к появлению нанимающих организаций — посредников между работником и потребительским рынком, которые платят жалование, в отличие от крестьянина и ремесленника, которые самостоятельно продают свои товары. Управление фирмой основывалось на собственности. Ранняя капиталистическая промышленная форма представляла двухклассовую систему: наследственные собственники и наемные работники. Эта система была базой для марксистской теории "классового конфликта" в капиталистическом обществе.
  Промышленная революция совершилась в условиях системы свободного предпринимательства. Экономика свободного предпринимательства остается, в отличие от социализма и государственного управления экономикой, главным направлением эволюции. Но такая экономика нуждается в сильной государственной структуре.
  Правовая система — центральный компонент индустриального общества — не может существовать без сильного государства. Государство и экономика взаимосвязаны. Эта взаимосвязь включает взаимообмен денег и власти между рыночной системой и системой формальной организации. Государство нуждается в налогооблагаемой базе, которая увеличивается с ростом производительности труда и мобильности ресурсов. Рост экономик зависит от кредитного механизма. Кредитные учреждения, особенно банки, используют власть по принудительному взысканию долгов. Такая принудительность обеспечивает доверие, необходимое в долговременных кредитных сделках.
  В заключение отметим, что рассмотренные процессы эволюции и общества (дифференциация, повышение адаптивной способности, интеграция новых компонентов, генерализация ценностей) определялись в России преимущественно государственной властью от начала ее существования по настоящее время. Государственная власть выступала главной силой, направляющей эти процессы, что и определяет современное состояние российского общества. Структура и управление бизнесом определяются и строятся в соответствии с принятыми структурами и методами управления в обществе. В противном случае общество отторгает бизнес.

 
© www.textb.net