Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


1.1. Европейские и неевропейские общества

  Восток и Запад — это две гигантские всечеловеческие целостности, каждая из которых неоднородна по содержанию, противоречива, но вместе с тем монолитна по своей глубинной основе. Эти две великие цивилизации могут сравниваться в различных аспектах: история и культура, общество и государство, человек и религия. Мы попытаемся сравнить восточные и западные общества по способам, которыми они управляются.
  История начинается с Востока, где 10—12 тыс. лет назад в период перехода от палеолита (древнекаменного века) к неолиту (новому каменному веку) происходит переход от присваивающего (охота, собирательство) к регулярному производящему хозяйству (земледелие, скотоводство). Оседлый быт гарантировал ускоренное развитие культуры и производства, увеличение рождаемости и, как следствие, миграцию людей в Северную Африку, Иран, Индию, Китай, Средиземноморье. Центром неолитской революции выступал Ближний Восток, где в благоприятных климатических условиях выращивание калорийных зерновых обеспечивало накопление избыточного продукта, который создавали земельные общины.
  Потребность в распределении избыточного продукта предопределила социализацию и политизацию общин, возникновение государственных структур.
  Еще до перехода к родовым отношениям, когда наши предки спонтанно объединялись в группы, каждый вносил в общий котел сколько мог, но независимо от того, сколько он внес, получал свою норму в силу принадлежности к группе. Достаток в пище сильных, удачливых охотников обменивался ими на престиж в группе. Вносившие больше других могли претендовать на привилегии. Схема взаимодействия людей престиж — лидерство в группе — привилегии заложила основу их социального неравенства.
  Постоянная реабилитация престижа служила залогом лидерства в группе.
  С переходом к родовым отношениям престиж определялся количеством излишков в отдельной семье, которые могли быть розданы другим семьям. Так на уровне древней деревни (5-10 родов) раздача излишков (угощения) обменивалась на престиж. Неписаный закон требовал вернуть дар, чего слабые сделать не могли и попадали в число "клиентов", голоса которых обеспечивали выбор главы деревни. На уровне общины (несколько деревень) престиж также добывался раздачей излишков, что гарантировало успех на выборах в совет общины. Глава общины отвечал за распределение земель, выдачу из общественных амбаров и получал за свой общественный труд подарки от глав семей. Так формировались основы управления общинами и вырабатывались взаимоотношения по схеме престиж — авторитет — власть. Власть давала возможность осуществлять свою волю вопреки сопротивлению.
  Племени (сумме общин) из-за соперничества лидеров и постоянной угрозы извне требовались не только вождь, но и надобщинные структуры. Военная функция становилась главной, присоединялись слабые соседи и создавались первые протогосударства.
  В древности общество не знало другой формы власти, кроме выборной. Чтобы заменить ее на пожизненную, вождь должен был стать носителем божественной благодати, посредником между живыми и богами. Для укрепления власти вождя появляются служители культа, получающие излишек продукта, и власть становится пожизненным божественным правом (редкие выборы), а позднее переходит от отца к одному из сыновей. Личность вождя теперь священна, и привилегии воспринимаются как проявление божественного статуса. Из выборного слуги общества вождь становится его господином.
  Рассмотренный генезис власти универсален для всех народов вплоть до XX в.
  Отсчет цивилизации начинается на Востоке с урбанизации — монументального городского строительства, которое стоило так дорого, что не все государства могли себе его позволить. По признаку урбанизации, выражающей престиж правителя, ранние государства отличают от древних протогосударств. В ранних государствах действуют два обязательных правила: государь — сын бога; престижное потребление верхами (по чину) осуществляется из рук правителя-государя. Для умножения избыточного продукта и роста престижа велись завоевания. Завоеванные земли отдавали в кормление подданным, а захваченные люди являлись объектом присвоения.
  Развитое государство Востока характеризуется развитой системой принуждения (законы, аппарат власти и др.). На Востоке независимо от культурных традиций (арабо-испанская, индо-буддийская, китайско-конфуцианская) государство твердо стоит над обществом и его экономикой, рынок и собственник находятся в зависимости от государства и обслуживают нужды правящего слоя. Административно-командная структура опирается на власть-собственность. Социально-экономической основой власти-собственности выступает право верхов на избыточный продукт производителей. Это право реализуется через множественность владельческих прав на землю и ренту-налог, которые обеспечивают определенную долю совокупного дохода от использования земли крестьянам общины, региональным администраторам, верховному собственнику. По словам К. Маркса, отсутствие частной собственности — ключ к восточному небу. Азиатский (рентный) способ производства до XIX в. не уступал западному, но он не знал частной собственности и сводился к владению землей. При азиатском способе производства рента и налог с производителя неразделимы: рента — как право на долю во владении, налог — как сбор, взимаемый центром для нужд структуры в целом. Стандарты управления восточных обществ следующие: господство власти-собственности над обществом; перераспределение избыточного продукта через ренту-налог; административно-командная система управления обществом; ограничение частной собственности и рынка; подавление коллективом индивидов.
  Генеральный принцип неевропейских обществ — централизованное распределение избыточного продукта и труда коллектива. В восточных обществах и рынок, и собственник были сразу же нейтрализованы после своего появления администрацией в интересах высшей власти. Ни рынок, ни собственник не могли развиваться по нарастающей, поскольку их расширение подрывало власть. Духовенство, воинство, администрация кормились от земли, переданной им во владение и обрабатываемой арендаторами- крестьянами. В такой модели отчуждение земли в виде купли- продажи строго ограничивалось, даже если она обрабатывалась не эффективно. Скупить землю означало оставить без основы для кормления военно-административный аппарат. Поэтому в восточных, неевропейских обществах к собственнику всегда относились жестко. Противостояние власти собственнику выработалось в фиксированные нормы, регламентирующие частный сектор. В обществах Востока не существовало индивидуальных прав и гарантий интересов собственника, как в античной Европе. Собственник содержит власть. Частную собственность заменяет собственность - власть, а функции собственника опосредованы причастностью к власти. Чем больше власти, тем больше собственности. Только причастность к власти давала возможность обзавестись имуществом. Чиновник всегда понимал, что та часть избыточного продукта, которая попала к собственнику, изъята из казны. Поэтому произвол, вымогательства, прямые экспроприации собственности и дохода были повсеместно распространены в восточных государствах.
  На Востоке государство в лице причастных к власти социальных верхов не только выполняло функции господствующего класса (государство-класс) и было ведущим элементом в системе отношений, но абсолютно господствовало над обществом. С ростом престижного потребления государство в лице аппарата власти отделилось от общества, противопоставило ему себя и одновременно подчинило его себе. Чтобы противостоять нажиму и произволу власть имущих, общество стало создавать системы социальных корпораций (семьи, кланы, общины, касты, цехи, секты), представляющие автономные ячейки с известным самоуправлением. В этих дробных формах отношения младших (слабых) и старших (сильных) основывались на имущественной зависимости. На Западе процветал индивидуализм частного собственника и личный интерес как основа отношений. На Востоке отсутствие условий для развития индивидуализма привело к тому, что члены группы сплачивались вокруг влиятельного богатого человека в единую, жестко и хорошо организованную корпорацию с уставом и дисциплиной, кодексом, системой обязательных норм поведения. Несмотря на разделявшее их неравенство, вместе они выступали как сплоченный коллектив, отражавший интересы всех его членов и представлявший собой подобие микрогосударства. Таким образом, индивид терялся в коллективе и на уровне государства, и на уровне семьи.
  Греки были одной из ветвей индоевропейцев, мигрировавших во II—I тысячелетиях до н. э. на запад. В гомеровской Греции жили по тем же стандартам, что и в древневосточных обществах.
  Многому научившись у народов Востока (финикийцев, египтян, вавилонян и др.), греки вступили на путь энергичного экономического, политического, социального и культурного развития. Типичные для всех ранних земледельческих общин процессы закабаления бедняков богатыми были пресечены серией решительных реформ, наиболее знаменитыми и важными среди которых были реформы Солона в Афинах в 594 г. до н. э. Были ликвидированы привычные формы родовой организации и тем самым подорвана сила родовой аристократии. На их место пришло территориальное представительство граждан в совете — обязанность поочередно исполнять общественные должности выборными и подотчетными народу представителями. Созданный Солоном суд присяжных и первые своды законов способствовали укреплению в греческих полисах демократического строя, который не смогли поколебать тираны, время от времени захватывавшие власть в отдельных полисах, включая Афины.
  Греческий полис стал коллективом равноправных граждан, чье имущество и достоинство охранялись и чья энергия, частная инициатива, предприимчивость, обогащение — но не за счет закабаления граждан — всячески поощрялись. Мерилом совести стала готовность отдать жизнь за отечество. Граждане, как правило, были грамотны, ибо все дети членов полиса учились в школе, и физически развитыми, ибо все они занимались спортом, тренировались и соревновались вплоть до участия в олимпиадах. Формировался свободолюбивый средиземноморский тип личности. Гражданская община античной Греции практически слилась с государством, которым управляли не причастные к власти верхи общества, не профессиональная административно-бюрократическая элита, а сами полноправные граждане при помощи демократических процедур (принцип подчинения меньшинства большинству в ходе выборов или голосования; правоспособность каждого члена полиса вне зависимости от его имущественного положения или родовых связей и др.).
  Несмотря на политическую раздробленность греческого мира (соперничество между Афинами и Спартой), демократическая форма организации общества выиграла противостояние с великой Персией, и в середине V в. до н. э. персы вынуждены были очистить не только Грецию, но и греческую Малую Азию.
  В античной Греции возникла структура, опирающаяся на частную собственность. Господство частной собственности вызвало к жизни политические и правовые институты, систему демократического управления с правом и обязанностью гражданина — члена полиса принимать участие в управлении. Здесь были заложены основы гражданского общества с системой прав и свобод, признанием достоинств личности, рыночная частнособственническая структура.
  Античная общественная структура пошла путем развития, отличным от остальных структур того мира. С этого времени появляются различия в виде двух типов общественных структур: европейской и неевропейской — и в формах управления ими.
  Античная общественная структура быстро, динамично и результативно развивалась. На основе греческой античности в Древнем Риме были достигнуты впечатляющие успехи в области экономики, политической администрации и культуры. Италийцы пришли с севера и селились родами. В семье все подчинялись главе семьи. В 754 г. до н. э. основан Рим. Государство повторяло семейные отношения. Избранный пожизненно царь имел неограниченную власть, но в пределах обычая. Неграждане (рабы, клиенты) в общине были бесправны и платили подати за охрану. Сенат — собрание старейшин (около 300 глав родов) охранял законность от царя и народа. Около 500 г. до н. э. была уничтожена царская власть, а полномочия царя переданы двум консулам и двум трибунам сроком на один год, которых могли судить по истечении срока их полномочий. Около 400 г. до н. э. сформированы основы римского права, где свобода гражданина выступала как его обязанность перед государством. Борьба между консулами и трибунами гарантировала от единоличной монополии на власть. К 269 г. до н. э. Италия была объединена под владычеством Рима, а к 168 г. до н. э. Рим стал мировым владыкой, победив все цивилизованные государства (в том числе и восточные), окружавшие его.
  В 455 г. германское племя вандалов захватило Галлию, Испанию, Северную Африку, Сицилию, Сардинию и разрушило Рим. В эпоху длительного кризиса, связанного с падением Рима и варварскими завоеваниями, что привело к появлению средневекового феодализма, не все наследие античности было растеряно. Средневековая Европа в эпоху Возрождения энергично и быстро возродила античные традиции, нормы, принципы и институты. Последовавшие за этим великие географические открытия, первоначальное накопление капитала создали материальную базу для вызревания в Европе капитализма. Капитализм в этом смысле — детище европейского города и эпохи Возрождения, прямой наследник античности.
  Общество Европы — поприще великой германо-романской цивилизации, созданное в границах прежней Римской империи Карлом Великим (742—814 гг.), — вскоре после его смерти распалась на три части: Францию, Германию, Италию. Европейский путь развития — это чередование структурных модификаций (античная, феодальная, капиталистическая), при которых частнособственническая активность в конечном счете была ведущей и структурообразующей. Господство частной собственности, гарантированное системой политических, правовых и социально-культурных институтов, породило капитализм и тем заложило основу бурного экономического развития Европы и всего остального мира. Без господства частнособственнических отношений капитализм не мог возникнуть. Ведущая сила эволюции Европы — частнособственническая активность, где главная установка делается на материальный индивидуальный успех. В обществах европейского типа все поставлено на службу собственникам.
  В неевропейских обществах основная сила эволюции — абсолютизация государственной власти, когда наблюдаются абсолютное преобладание власти-собственности над частной собственность, раболепие низших перед высшими, отсутствие правовых гарантий личности, всеобщее бесправие, застойный, неподвижный образ жизни, строгий моральный стандарт.
  Если в европейских обществах присутствует линейная динамика прогресса (движение от низшего к высшему, отсталого к передовому), то на Востоке мы наблюдаем циклическое развитие по туго сжатой спирали. Восток медленно эволюционирует, но его структуры отвергают изменения, которые могли бы угрожать их консервативной стабильности, стремлению к самосохранению, гомеостазу. Динамика исторического процесса на традиционном Востоке не привела к радикальным структурным переменам и в период колонизации его европейскими державами. Государство, опирающееся на власть-собственность, имеющее немыслимо высокий статус, абсолютный авторитет, полную власть, само по себе ни в какой эволюции не заинтересовано. Тенденции его эволюции по спирали идут от неполной устойчивости к полной, от недостаточной централизации к наивысшей из возможных.
  Традиционный восточный социум полностью соответствует своему государству, заинтересован в сохранении этого соответствия и 12 дальнейшем пребывании под давлением со стороны государства. Социум в форме народных массовых движений обычно выступал за ликвидацию нарушений и возвращение к желанной норме и не меньше чем государство заинтересован в сохранении устойчивой консервативной стабильности, а не в радикальных переменах, которых боится. Колониализм на протяжении XVI—XVIII вв. немало сделал для решительной ломки традиционного Востока. Вторгаясь на восточные рынки, навязывая свои взгляды, диктуя закон прибыли, он кое-чего добился, но в общем немногого. Часть государств Востока почти наглухо закрыла границы. Другие оказались жертвами колониализма. Но и они не спешили перестроиться под его стандарты и изменить привычные нормы. Именно на самосохранение были мобилизованы все немалые потенции Востока.
  В период колонизации с Востока Испания, Португалия, Англия и Голландия вывозили богатства. Испания и Португалия не сумели их умножить. Англия и Голландия смогли создать условия для первоначального накопления капитала, идущего с Востока, и последующего бурного развития капитализма. После этого поток товаров хлынул с Запада на Восток, захватывая рынки, подрывая местную промышленность, ремесла, торговлю. Страны Востока (кроме Японии) не стремились создать условий для трансформации сбережений в инвестиции и капиталообразования. Даже в настоящее время, например, рост мировых цен на нефть в 1973 г. увеличил доходы стран-экспортеров нефти ОПЕК с 23 млрд дол. в 1972 г. до 140 млрд дол. в 1977 г. Положительное сальдо платежных балансов стран-членов ОПЕК в 1974 г. составляло огромную сумму 67 млрд дол. Но уже к 1978 г. дефицит средств составил 2 млрд дол. Расточительство "легких" денег, коррупция административно-командного аппарата, воровство не позволили производительно использовать колоссальное богатство, полученное без каких-либо усилий. Эта часть мира не может и не хочет идти в том же направлении, что и Запад. Экономическая помощь Запада не сможет улучшить условия жизни в неевропейских странах. Европейцы считали, что можно перестроить эти общества, но недооценили потенциал традиционных структур, их приверженность к собственным ценностям. Начиная с Александра Македонского, стремившегося привить Востоку западные ценности, и по сей день самобытное творчество Востока не удалось сдвинуть на путь подражательства западным стандартам. Древние цивилизации: египетская, китайская, ассирийско-вавилонская, индийская, иранская, еврейская, греческая, римская, аравийская, германо-романская (мексиканская и перуанская насильственно уничтожены) — отличаются отображением действительности в сознании их представителей. Одни и те же ценности, истины могут иметь разное значение для разных этносов.
  В работе Н. Я. Данилевского "Россия и Европа" (1871 г.) показано, что Европа не признает россиян своими. Она не видит в славянах того, что может служить материалом, из которого она могла бы извлекать свои выгоды, как из Китая, Индии, Африки. Европа инстинктивно чувствует твердое ядро, которое не расколоть и не растворить и которое имеет притязания жить независимо и самобытно. Эти притязания лежат в глубинах тех племенных симпатий и антипатий, которые составляют исторический инстинкт народов, их особый психологический облик.

 
© www.textb.net