Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


Источники финансирования: опыт России

  В России наблюдается иная ситуация в структуре финансирования организаций культуры, по сравнению с США. Государственные субсидии все еще остаются значительным ресурсом, составляя от 20% до 70% доходов учреждений культуры. Вместе с тем, бюджетное финансирование российских учреждений культуры с начала 1990-х гг. значительно сократилось. С 1997 г. государственные субсидии выделяются в основном на покрытие текущих расходов, а капитальные затраты практически не финансируются. При исполнении бюджета многие статьи подвергаются секвестированию (за исключением средств на оплату труда и коммунальные расходы), поэтому на практике бюджеты учреждений культуры финансируются лишь на 40-60% утвержденных сумм.
  Устойчивая тенденция сокращения расходов различных бюджетов на нужды культуры и искусства создали неблагоприятную ситуацию для развития отечественной культуры. Согласно ст. 45 Закона РФ «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» 1992 г., на финансирование культуры «ежегодно направляется не менее 2% средств республиканского бюджета РФ. Размеры ежегодных ассигнований на культуру в государственных бюджетах республик в составе РФ и местных бюджетах не могут быть менее 6% средств соответствующих бюджетов». Однако на практике эти требования не выполняются. Так, в федеральном бюджете 2002 г. на культуру и искусство отводилось лишь 0,45% , в 2004 г. — 0,57% (табл. 5).
  В бюджетах субъектов федерации ситуация аналогичная. Например, в Санкт-Петербурге даже в 2003 юбилейном году на нужды культуры и искусства было предусмотрено в бюджете в два раза меньшая сумма, чем это определено законодательством — всего лишь 2,9% , вместо 6% , указанных в законе (табл. 6).
  Как следствие, российские учреждения культуры активно обращаются к использованию внебюджетных источников финансирования. Из таблицы 7. видно, что доля внебюджетных средств в общих поступлениях музеев, театров и библиотек постепенно увеличивается.

Таблица 5. Расходы на культуру и искусство в федеральном бюджете на 1998-2004 гг.

Таблица 5. Расходы на культуру и искусство в федеральном бюджете на 1998-2004 гг.

Таблица 6. Расходы на культуру и искусство в бюджете Санкт-Петербурга на 1997-2004 гг.

Таблица 6. Расходы на культуру и искусство в бюджете Санкт-Петербурга на 1997-2004 гг.

Таблиця 7. Доля внебюджетных средств (без благотворительных средств) в общих поступлениях учреждений культуры РФ

Таблиця 7. Доля внебюджетных средств (без благотворительных средств) в общих поступлениях учреждений культуры РФ

Таблица 8. Доля платных услуг населению во внебюджетных доходах учреждений культуры РФ (от основной деятельности)

Таблица 8. Доля платных услуг населению во внебюджетных доходах учреждений культуры РФ (от основной деятельности)

  Изменение доли платных услуг во внебюджетных доходах — различно для разных учреждений культуры. Так, доля платных услуг в музеях резко сократилась в 1992 г. — с 78% в 1991 г. до 28% в 1992 г. В последующие годы наблюдается постепенный устойчивый рост доли платных услуг во внебюджетных доходах музеев. В 2001 г. она достигла 41% . В театрах снижение доли платных услуг с конца 1980-х гг. являлось менее значительным, чем в музеях и в среднем колебалось в пределах от 6 до 28% . В 2001 г. доля платных услуг во внебюджетных доходах театров составила 70% , что на 28% ниже уровня 1989 г. В библиотеках — наоборот, имеет место постоянный рост доли платных услуг во внебюджетных доходах с 1990 г. Если в 1990 г. доля платных услуг населению во внебюджетных доходах библиотек составляла 10% , то в 2001 г. она возросла более чем в четыре раза, достигнув 48% (табл. 8).
  В целом, структура привлеченных средств российских организаций культуры характеризуется следующими изменениями с 1980-х гг.
  Во-первых, большое внимание уделяется привлечению новых источников финансирования в форме благотворительных, спонсорских взносов и др. Однако если в США привлеченные средства предполагают финансирование, со стороны как физических, так и юридических лиц, то в России речь идет в основном только о корпоративном финансировании. Доля благотворительных средств населения в бюджете учреждений культуры составляет крайне малую часть. Так, в Государственном Эрмитаже благотворительные взносы физических лиц в 2002 г. были менее 0,6% общих доходов музея, тогда как благотворительные и спонсорские средства компаний оценивались в 14% . Для сравнения приведем данные Метрополитен Музея, где благотворительные перечисления от населения составили в 2002 г. 24%, а от коммерческих фирм — 21% суммарных поступлений.
  Исходя из приведенных данных, можно сделать вывод, что если в США благотворительные взносы населения играют большую роль в бюджете организаций культуры, чем корпоративные вклады, то в России наблюдается противоположная тенденция. Это связано с низким уровнем доходов населения, не позволяющим ему заниматься благотворительной деятельностью; забытостью традиций меценатства, а также с отсутствием эффективных мер стимулирования благотворительной деятельности со стороны государства.
  Во-вторых, кроме благотворительных и спонсорских взносов юридических лиц, значительный удельный вес в структуре привлеченных источников финансирования российских организаций культуры составляют гранты благотворительных фондов и организаций. Организации культуры в основном получают гранты от американских фондов и организаций, таких как Фонды «Евразия», «Форда», «Сороса», «Мючуал Андестендинг», Мировой Банк Реконструкции и Развития и др. Например, в 2000 г. Мировой Банк выделил гранты на общую сумму 1 млн. амер. долл. Государственному Эрмитажу, Русскому Музею, Мариинскому Театру и др. на реализацию высокодоходных проектов. Так, Мариинский Театр получил 158,2 тыс. амер. долл. на организацию мультимедиа-студии для выпусков CD-ROM дисков, компакт-дисков, архивных видеозаписей и создание сайта в Интернете.
  Среди российских благотворительных фондов, финансирующих сферу культуры, можно отметить фонд «Симфонический оркестр», благотворительный фонд Большого Драматического Театра, Строгановский Фонд и др. Однако размеры их финансовой поддержки существенно меньше грантов иностранных фондов.
  В-третьих, в российской сфере культуры большое распространение получила система членства. Однако если в американских организациях культуры членство ориентировано на средние слои населения и средний бизнес, то в России — на обеспеченных граждан и крупные компании. К примеру, средние ежегодные взносы для физических лиц в американские музеи составляют 25-50 амер. долл., тогда как в России — 75-150 амер. долл. Так, минимальный членский взнос, дающий право бесплатного посещения музея, приглашения на специальные клубные мероприятия, в Общество Друзей Метрополитен составляет 25 долл., а в Общество Друзей Третьяковской Галереи — 100 амер. долл. Для юридических лиц минимальный членский взнос, дающий возможность сотрудникам фирмы пользоваться экскурсионным обслуживанием, свободным доступом в музей и т. д., в Метрополитен составляет 1000 амер. долл., а в Третьяковской Галерее — 2000 амер. долл.
  Кроме того, американские организации культуры предусматривают льготные членские взносы для малообеспеченных категорий граждан, таких как, студенты, пенсионеры и т. д. В России подобной практики не существует. В результате, общества друзей российских учреждений культуры приобретают элитарный характер и ограничиваются небольшим числом членов. Число индивидуальных членов в клубах друзей московских и петербургских учреждений культуры на 1 мая 2002 г. не превышало в каждом из них ста человек, а корпоративных членов — двухсот коммерческих и некоммерческих организаций (Клуб Друзей Эрмитажа объединяет 63 индивидуальных и 128 корпоративных членов; Клуб Друзей Русского Музея — 45 индивидуальных и 97 корпоративных членов, Общество
  Друзей Третьяковской Галереи — 41 индивидуальных и 74 корпоративных членов, Клуб Друзей МХАТа — 31 индивидуальных и 49 корпоративных членов). В США подобные общества друзей носят массовый характер и могут насчитывать десятки тысяч членов. Так, Общество Друзей Бостонского Музея Изобразительных Искусств объединяло в 2001 г. 14,3 тыс. индивидуальных и 4,6 тыс. корпоративных членов. Выделенные отличия системы членства в России находят свое отражение в структуре финансирования отечественных организаций культуры.
  В целом, согласно структуре доходов российских организаций культуры, доля членских взносов в их бюджетах остается достаточно низкой по сравнению с американскими организациями. Так, по данным внутренней отчетности музеев членские взносы Государственного Эрмитажа в 2002 г. составили 2% от общих доходов музея, Русского Музея — 1,5% , Третьяковской Галереи — 1% , МХАТа — 1%, тогда как в Метрополитен Музее — 14% .
  Большое значение в условиях российской экономики приобретает использование организациями культуры такого источника привлеченного финансирования как резервные взносы. Правовые особенности резервных взносов дают возможность создать своеобразный фонд в организации культуры, который выступит определенным гарантом ее деятельности и позволит повысить ее финансовую устойчивость. Автором разработано положение о резервных взносах (см. приложение 1), которое может быть использовано различными организациями культуры на практике.
  Наряду с привлеченными средствами важную роль в структуре финансирования российской сферы культуры играют собственные источники финансирования. Они имеют высокий удельный вес в бюджете некоммерческих организаций культуры. Так, в музейной сфере на долю платных услуг приходилось в 2000 г. 40% всех внебюджетных средств. Доля собственных доходов в бюджете российских музеев в большинстве случаев превышает аналогичные показатели американских музеев. Так, в Эрмитаже поступления от входной платы, экскурсий, лекций, выездных выставок, коммерческой деятельности составили в 2002 г. — 31% суммарных доходов, тогда как в Метрополитен те же поступления насчитывали только 20% (см. рис. 7). В целом собственная деятельность российских

Рис. 7. Источники финансирования Государственного Эрмитажа в 2002 г. (с учетом филиалов музея)

Рис. 7. Источники финансирования Государственного Эрмитажа в 2002 г. (с учетом филиалов музея)

организаций культуры оказывает большее влияние на их структуру доходов, чем у американских коллег.
  Российские организации культуры, также как и американские организации культуры, стремятся разграничить ведение коммерческой и некоммерческой деятельности. В качестве примера можно привести опыт Государственного Эрмитажа. В 1992 г. на территории музея было создано коммерческое предприятие «ЭСП», объединяющее сувенирные и книжные магазины, кафе и буфет для сотрудников, а в 2002 г. к этому добавились два торговых предприятия — сувенирный и электронный магазины, а также ресторан «Эрмитаж» и кафе в здании Главного Штаба. По договору с Эрмитажем работает ИНТЕРНЕТ-кафе, банк «Петровский», наделенный правом проводить на территории музея валютно-обменные операции и обязанный перечислять на счет Эрмитажа 50% прибыли, полученной от этой деятельности. Кроме того, музей владеет контрольным пакетом акций транспортной компании «Хэпри», осуществляющей монтаж, упаковку и транспортировку музейных экспонатов.
  В последние годы Эрмитаж стал уделять большое внимание развитию собственной коммерческой деятельности за рубежом. Так, в 2003 г. Эрмитаж стал учредителем коммерческой организации «HermitageInternationalMerchendising», зарегистирированной в Нидерландах. Данная организация специализируется на изготовлении копий с экспонатов Эрмитажа, фото- и видеоизображений, прочей сувенирной и печатной продукции с символикой музея, а также реализации их в различных странах, где проходят временные выставки Эрмитажа. Одним из новых направлений деятельности организации стали посреднические услуги по выдаче лицензий Эрмитажа на использование изображений экспонатов и символики музея.
  К быстрорастущим доходам отечественных организаций культуры относятся доходы от совместных проектов в рамках развития партнерских отношений. К примеру, в 2003 г. Мариинский театр и Государственный Эрмитаж подписали договор о сотрудничестве, предпологающий проведение совместных культурных мероприятий в Санкт- Петербурге, Москве, регионах России и за рубежом. Одним из направлений совместных проектов стали концерты звезд зарубежной и отечественной оперы в Эрмитаже.
  Эрмитаж при этом активно привлекает финансирование от совместных проектов с зарубежными организациями культуры, а также организациями сферы туризма. В частности, доходы от реализации проекта «Гугенхайм-Эрмитаж в Лас-Вегасе» составили в 2002 г. 2% от всех зарубежных доходов Эрмитажа. Данный проект, начатый в 2001 г., заключается в проведении совместных временных экспозиций в выставочном зале Лас-Вегаса. Доходы от другого совместного проекта Эрмитажа и гостиницы «Асто- рия» достигли в 2003 г. 3% от всех собственных поступлений музея. Этот проект связан с реализацией четырех-днев- ного тура «За кулисами Эрмитажа», рассчитанного на группы от шести до пятнадцати человек. Стоимость тура на одного человека колеблется от 1243 амер. долл. до 1751 амер. долл. и включает размещение в гостинице, специальные экскурсии по Эрмитажу, в том числе осмотр запасников и реставрационных мастерских музея.
  В целом, тенденции финансирования отечественной сферы культуры свидетельствуют о снижении роли государственных источников доходов и активном развитии привлеченных и собственных источников финансирования.
  ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ ОРГАНИЗАЦИЙ КУЛЬТУРЫ
  Специфика функционирования организаций культуры находит свое отражение в особенностях их трудовых ресурсов. Общественно-полезные цели деятельности некоммерческих организаций культуры, ограничения на распределение доходов внутри организации предъявляют особые требования к занятому персоналу. Прежде всего, это приверженность к некоммерческим целям деятельности организации, оценка вознаграждения за труд не только с материальной точки зрения. Приоритет некоммерческих целей отражается на более низкой оплате труда в некоммерческих организациях культуры, по сравнению с коммерческими предприятиями.
  В 2002-2003 гг. автором был проведен опрос сотрудников (95 человек) музеев Москвы и Санкт-Петербурга (Государственной Третьяковской Галереи, Государственного Исторического Музея, Музея Изобразительных Искусств им. Пушкина, Государственного Эрмитажа, Русского Музея, Музея Истории Санкт-Петербурга, Кунсткамеры) на предмет удовлетворенности своей работой.
  В ходе исследования были выявлены основные ценности сотрудников музеев (табл. 9).

Таблица 9. Иерархия ценностей сотрудников музеев Москвы и Санкт-Петербурга в 2002-2003 гг.

Таблица 9. Иерархия ценностей сотрудников музеев Москвы и Санкт-Петербурга в 2002-2003 гг.

  * Сумма значений больше 100%, так как опрошенные могли присваивать одно и то же место разным ценностям.

Данные результаты доказывают преобладание нематериального стимулирования (возможности самореализации, высокий престиж в обществе, свободный график работы) сотрудников исследуемых организаций культуры над материальным стимулированием (заработная плата, социальные льготы), что в целом характерно для сферы культуры.
  Однако, несмотря на распределение ценностных установок, в ходе опроса был выявлен ряд тревожных тенденций.
  60% опрошенных сотрудников музеев отмечают, что в конце 1990-х гг. они испытывали большее удовлетворение от своей работы (чаще участвовали в программах повышения квалификации, конференциях, семинарах по обмену опытом, ездили в командировки по стране и за рубежом).
  45% сотрудников считают, что раньше они чувствовали себя более социально защищенными на работе (было больше социальных льгот, таких как возможности получения дополнительного образования за счет организации, льготные кредиты, медицинское страхование и лечение за счет организации и др.)- 40% опрошенных сотрудников отмечают, что их график работы стал менее свободным, что возможно связано с сокращением числа командировок.
  Средний индекс удовлетворенности трудом сотрудников данных музеев (оцениваемый по пятибалльной шкале) составил 1,6, что свидетельствует о низкой удовлетворенности сотрудников своей работой. Низкий индекс указывает на наличие факторов, которые отрицательно влияют на удовлетворенность трудом персонала, и, следовательно, ухудшают само отношение к труду в исследуемых организациях. Так, 100% опрошенных отметили плохие условия труда, невозможность повышения квалификации, незнание перспектив развития своей организации. Более двух третей сотрудников подчеркнули нерациональное использование рабочего времени и низкую заработную плату. Низкая, в большинстве случаев фиксированная заработная плата не только не оказывает соответствующего стимулирующего эффекта, но и создает определенные барьеры, например, в процессе привлечения средств от состоятельных групп населения.
  Сотрудники отделов развития, PR, маркетинга, гостеприимства отметили, что они испытывали неловкость и стеснение в общении со спонсорами и благотворителями в силу большой дифференциации их социального статуса. С другой стороны, названные специалисты считают, что между привлеченными с их помощью средствами и их заработной платой должна быть определенная зависимость. Так, отдельные сотрудники полагают справедливым, если бы руководство поощряло их за привлечение большего объема финансирования (например, в размере определенного процента от суммы привлеченных средств). Однако в такой ситуации присутствует риск отступления от некоммерческих целей деятельности музея, и привлечение средств любыми путями ради роста заработной платы. Очевидно, что руководство музеев должно найти ту золотую середину, которая бы позволила стимулировать сотрудников названных отделов в привлечении больших объемов финансирования и качественной реализации проектов и программ (например, за счет персональных премий) и в то же время гарантировать получение фиксированной суммы оклада.
  Таким образом, результаты проведенного исследования показали, что с конца 1990-х гг. резко снизилась мотивация к труду сотрудников музеев, прежде всего, за счет ухудшения нематериальных форм стимулирования. В связи с этим перед музеями стоит актуальная задача анализа и совершенствования методов стимулирования персонала, прежде всего, за счет создания условий для творческой работы, возможностей самореализации, публичных поощрений, совершенствования образовательного и практического опыта, а также возможностей передачи и обмена знаний между специалистами музеев.
  Помимо традиционных штатных сотрудников, некоммерческие организации культуры активно привлекают к работе добровольцев.
  Труд добровольцев, или волонтеров, с каждым годом становится все более важным ресурсом развития мировой экономики. Наиболее давние традиции волонтерства принадлежат США, где уже в XIX в. добровольческое движение оказывало заметную роль в функционировании различных некоммерческих организаций. В 2001 г. 45,9% населения США было задействовано в роли волонтеров в среднем 4 часа в неделю, из них в сфере культуры — 4,1%. Участие в добровольчестве принимают все слои населения, независимо от уровня образования, профессии и доходов. Волонтерство рассматривается населением как форма гражданского участия в общественно-полезных делах, способ коллективного взаимодействия и эффективный механизм решения актуальных социальных проблем. Таким образом, добровольчество является важной составляющей демократического общества.
  Бурное развитие волонтерства в США привело к использованию многими некоммерческими организациями культуры труда добровольцев в качестве основного ресурса. Чаще всего подобная практика характерна для небольших музеев, галерей и др.
  Кроме того, популярность добровольчества стала причиной появления в США отдельных организаций, занимающихся подготовкой и распределением волонтеров в некоммерческие структуры. Это различного рода благотворительные центры, агентства, специализирующиеся в сфере добровольческих трудовых отношений.
  В России, в отличие от США, уровень развития добровольчества остается крайне низким. Привлечение волонтеров в целях поддержки некоммерческих организаций развито слабо.
  Однако необходимо заметить, что добровольчество для России не выступает новым явлением, оно имеет давние традиции еще с XIX в. Различные слои населения в годы царской власти активно принимали участие в помощи малоимущим, детям-сиротам, работая на добровольной и безвозмездной основе в приютах, больницах, школах. В годы советской власти волонтерство приняло новую форму. Участие в общественных работах на безвозмездной основе приобрело принудительный характер. Таким образом, основной принцип добровольного участия перестал соблюдаться, что оказало негативное воздействие на отношение населения к труду волонтеров.
  В РФ институт волонтерства начал законодательно оформляться только с середины 1990-х гг., в связи с чем крайне актуальными остаются вопросы правового и экономического регулирования добровольческой деятельности.
  Волонтерство основывается на добровольном, не требующем оплаты труде. Следовательно, мотивами волонтерства являются не материальное поощрение, асоциальные, благотворительные и духовные интересы. Труд волонтеров в организации культуры обычно сводится к работе с посетителями, помощи в проведении мероприятий, сбору внешней информации и т. д. Однако добровольность труда отнюдь не предполагает хаотичный характер работы. Как правило, отношения между добровольцем и нанимающей организацией регулируются договорными обязательствами, которыми строго определяется объем работ.
  Кроме того, несмотря на добровольность, волонтерство сопряжено с определенным уровнем ответственности. К примеру, волонтеры несут ответственность за выполнение норм и требований, сохранность материальных ценностей, атак- же деятельность, подрывающую репутацию организации и т. п. Все это позволяет рассматривать волонтерство как особую систему трудовых отношений.
  Любая система трудовых отношений строится на определенных механизмах стимулирования. В волонтерстве, при отсутствии материального поощрения, актуальным становится вопрос о методах стимулирования.
  В ходе исследования добровольческих трудовых отношений в сфере культуры США представляется возможным выделить ряд методов нематериального стимулирования волонтеров, а именно практическое, информационное и привилегированное стимулирование.
  К первой группе методов можно отнести предоставление волонтерам возможности участия в образовательных программах организации культуры на бесплатной или льготной основе, приобретения опыта работы в различных направлениях, а также дополнительных знаний, навыков и т. д.
  Второй ряд способов стимулирования добровольцев заключается в доступе к информационным источникам и материалам, таким как библиотечная система, научно-ис- следовательские разработки, новые технологии и др.
  Третья группа методов предоставляет волонтерам возможности организации досуга, например, бесплатного посещения проводимых организацией культуры мероприятий, скидки на услуги и т. д.
  Итак, на основе выделенных особенностей можно сформулировать определение волонтерства.
  Волонтерство (добровольчество) — это система трудовых отношений, построенная на механизме нематериального стимулирования и преследующая социальные, благотворительные и иные общественно-полезные цели.
  Российские некоммерческие организации культуры начали применять труд волонтеров с середины 1990-х гг. Прежде всего, это музеи. Труд волонтеров в музеях в большинстве случаев сводится к работе с посетителями, помощи в организации образовательных и концертных мероприятий, сбору внешней информации и т. д. Преимуществами участия в такой форме добровольной деятельности является бесплатный вход в музей, получение приглашений на концерты и открытия выставок, возможность участия в закулисной жизни музея, доступ к музейным фондам и образовательным программам музея и т. д.
  К примеру, в Государственном Эрмитаже численность добровольцев составляет на сегодняшний момент девять человек. Они принимают участие в информационной поддержке музея, работе с посетителями, спонсорами и благотворителями, атакже в организации пресс-конференций, юбилейных мероприятий и проведении маркетинговых исследований. В качестве методов стимулирования труда волонтеров Государственный Эрмитаж предоставляет право бесплатного посещения музея и экскурсионного обслуживания; 20-процентные скидки на сувенирную и печатную продукцию музея, а также на меню музейных кафе; приглашения на концерты, клубные мероприятия, открытия выставок и др.
  Несмотря на активные усилия ряда музеев прочно внедрить добровольческие трудовые отношения в свою повседневную работу, результаты таких попыток нельзя назвать удовлетворительными. Максимальное число волонтеров в российском музее не превышает десяти человек, тогда как в США численность добровольцев в музее может достигать двухсот человек.
  Кроме того, в России участие в добровольчестве принимают лишь отдельные категории населения — школьники, студенты, учителя и домохозяйки, в отличие о США, где в волонтерство вовлечены различные слои населения.
  Исследование автором добровольчества в московских и петербургских учреждениях культуры показало, что среди их ресурсов добровольчество играет небольшую роль. Наиболее активно применяют труд волонтеров музеи Санкт-Петербурга. Так, Эрмитаж и Русский музей (восемь человек) лидируют по числу волонтеров.
  Однако в целом по России можно отметить более успешные примеры использования труда волонтеров в учреждениях культуры. Так, при Свердловской государственной академической филармонии с 1999 г. действует Центр волонтеров, объединяющий 87 волонтеров. Большую часть волонтеров составляют школьники, учащиеся и студенты.
  Основные направления деятельности Центра волонтеров — это помощь в продаже абонементов и билетов на концерты, рекламная деятельность, участие в подготовке и проведении творческих встреч, фестивалей и иных мероприятий Филармонии и т. д.
  В Центре волонтеров выделяются целые секции, специализирующиеся на конкретном направлении деятельности. Наиболее крупными являются следующие секции:
  • промоутерская (помощники по продажам билетов и продвижению идей);
  • пресс-группа;
  • компьютерная (операторы базы данных, консультанты и программисты);
  • творческая (помощники по подготовке и проведению мероприятий);
  • телефонный сервис;
  • «Волонтерский магазинчик »;
  • переводчики и гиды;
  • просветительская (организаторы филармонической работы на площадках);
  • фандрейзинговая (помощники по работе с благотворителями);
  • молодежная (группа быстрого реагирования); Успешный опыт Свердловской филармонии обусловлен
  активным продвижением волонтерского движения среди населения, а также поддержкой Центра волонтеров со стороны местных властей и Института «Открытое общество». В декабре 2002 г. Центр волонтеров был отмечен грамотой Министерства культуры Свердловской области.
  Работе с волонтерами можно придать систематический характер, как это сделано, например, в Пермском театре оперы и балета им. П. И. Чайковского, где разработано специальное Положение о волонтерской службе.
  1. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ВОЛОНТЕРОВ
  Доброволец (волонтер) осуществляет свою деятельность на добровольных началах. Приняв на себя обязательства о выполнении работ, оказании услуг, волонтер прилагает максимальные усилия для их выполнения или своевременно предупреждает руководителя работ о невозможности выполнения.
  Доброволец (волонтер) имеет право выбирать направление своей деятельности, предлагать выполнение той или иной работы, устанавливать продолжительность и объемы своего безвозмездного труда. Доброволец (волонтер) обязан согласовать график своей работы с руководителем работ (волонтером или штатным сотрудником).
  Доброволец (волонтер), принимающий на себя руководство группой волонтеров, обязан отчитываться перед руководством за работу группы.
  Если для выполнения задания доброволец прикомандировывается к одному из отделов театра, он обязан выполнять распоряжения начальника отдела или другого штатного работника, руководящего выполнением данной работы.
  2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ТЕАТРА
  Театр обязан создать условия для безвозмездного труда волонтеров и содействовать им в выполнении добровольно взятых на себя обязательств.
  Театр осуществляет материально-техническое обеспечение деятельности волонтеров.
  Театр осуществляет контроль за деятельностью волонтеров и производит учет этой деятельности.
  Служба волонтеров ежегодно составляет отчет о содержании и результатах деятельности волонтеров.
  Театр выдает волонтерам удостоверения утвержденного образца.
  Театр обязан рассматривать все замечания и предложения волонтеров, касающиеся деятельности театра, и информировать их о своих решениях по данным предложениям и замечаниям.
  Театр обязан рассматривать жалобы и обращения волонтеров в связи с неправомерными действиями должностных лиц в отношении волонтеров.
  Театр имеет право отказаться от сотрудничества с волонтерами, объяснив причину отказа.
  Театр награждает волонтеров, активно занимающихся благотворительной деятельностью.
  3. УПРАВЛЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ВОЛОНТЕРОВ
  Деятельность добровольцев (волонтеров) должна направляться штатным работником Службы волонтеров, которая координирует взаимодействие волонтеров с отделами, исходя из потребностей театра, с одной стороны, и интересов и возможностей волонтеров, с другой.
  Работники Службы волонтеров могут привлекать добровольцев к работе по заданиям (заявкам) отделов театра; на этапе инструктирования они передают их под практическое руководство работнику театра, ведущему конкретное направление работы, и по окончании добровольной работы фиксируют полученный результат и отзыв руководителя работ.
  Для более успешного управления деятельностью волонтеров в различных направлениях формируются волонтерские группы по направлениям деятельности, возглавляемые опытными добровольцами.
  Штатные работники Службы волонтеров занимаются организацией учебных инструктивных мероприятий, организацией мероприятий для волонтеров и вынесения им благодарностей, организацией пополнения волонтеров.
  В рамках изучения добровольчества в сентябре 2001 г. автором было проведено социологическое исследование демографической, социальной и профессиональной структуры волонтеров в московских и петербургских музеях. В ходе анкетного исследования было опрошено тридцать четыре добровольца (см. Приложение 2). Результаты исследования показали, что 76,5% волонтеров— это женщины. В возрастном аспекте самая высокая доля добровольцев— среди 14-25-летних граждан (79%), тогда как

Рис. 8. Возрастная структура волонтеров в музеях России в 2001 г.

Рис. 8. Возрастная структура волонтеров в музеях России в 2001 г.

наиболее низкая— среди лиц, старше 50-ти лет (3%) (рис. 8). Как следствие, большая часть добровольцев имеет только среднее образование (71%) и располагает годовым доходом менее 1 тыс. долл. (85%).
  Профессиональная структура волонтеров показывает, что основную долю добровольцев составляют школьники и студенты (73%), а оставшиеся 27% распределяются между учителями (12%), домохозяйками (9%) и пенсионерами (6%).
  Таким образом, в российских музеях среди волонтеров преобладают женщины молодого возраста со средним уровнем образования и низкими доходами.
  В качестве мотивов участия российские добровольцы рассматривают получение дополнительных знаний и информации (71%), возможность участия в закулисной жизни музея (65%), а также желание быть социально полезными (16%), реализовать собственную инициативу (12%) (см. табл. 6.). Так, школьники и студенты рассматривают добровольчество с позиций прохождения учебной практики, получения опыта работы и профессиональных навыков. Пенсионеры и домохозяйки видят в волонтерстве способ организации досуга, а учителя и другие категории населения оценивают добровольчество как плату за пользование услугами музея. Следовательно, волонтерство в российской сфере культуры расценивается в основном с позиций взаимовыгодного обмена, а не с точки зрения социальной полезности, и в целом не пользуется широкой поддержкой среди населения.
  Полученные результаты интересно сравнить с данными аналогичного анкетного опроса, проведенного автором в крупных американских музеях в 2001 г. (Метрополитен-

Рис. 9. Возрастная структура волонтеров в музеях США в 2001 г.

Рис. 9. Возрастная структура волонтеров в музеях США в 2001 г.

музее, Музее современного искусства в Нью-Йорке, Музее изящных искусств в Бостоне) (см. Приложение 2, 3). В ходе исследования было опрошено двести пятьдесят волонтеров на основе случайной выборки.
  Данные социологического исследования показали, что большинство волонтеров — это женщины (84%). В возрастном аспекте основную долю добровольцев составляют 36- 50-летние американцы (59%), тогда как наиболее низкую — молодые граждане (14-25-летние) (8%) (рис. 9). Профессиональная структура добровольцев свидетельствует, что волонтерами выступают в основном лица, занятые в сфере образования: учителя (преподаватели) (48%), репетиторы (14%), студенты и аспиранты (21%).
  Уровень образования также оказывает сильное влияние на степень вовлеченности в добровольчество. Доля волонтеров с дипломом о высшем образовании насчитывает 68%, тогда как со средним образованием — 24% добровольцев. Аналогичная ситуация обнаруживается при классификации по уровню доходов. Если доля волонтеров с годовым доходом более 100 тыс. долл. составляла 67%, то с годовым доходом до 20 тыс. долл. — 31% .
  Таким образом, в отличие от России, в музеях США наибольшее участие в волонтерстве принимают люди средних лет, высокообразованные, с высоким уровнем дохода.
  Среди побуждающих к участию мотивов американские добровольцы чаще всего называют желание быть социально полезными (76%), реализовать собственную инициативу (72%), а также получать дополнительные знания и информацию (35%), возможности участия в закулисной жизни учреждений культуры (21%) (см. табл. 10). Следовательно, добровольчество в сфере культуры США

Таблица 10. Мотивы добровольцев в музеях России и США

Таблица 10. Мотивы добровольцев в музеях России и США

рассматривается, прежде всего, с точки зрения социальной активности, гражданского общества; индивидуальные интересы при этом ярко не проявляются.
  Таким образом, мотивы и структура американских волонтеров принципиально отличаются от российских добровольцев. Все это свидетельствует об относительно низкой культуре благотворительности, недостаточном развитии гражданского общества в России.
  Непопулярность волонтерства в России видится в низком благосостоянии граждан, а также в отсутствии законодательных мер стимулирования труда волонтеров. Российское законодательство не допускает получение добровольцем товаров и услуг организации на бесплатной или льготной основе. Согласно ст. 5 Закона РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», труд добровольца «безвозмезден». В результате, многие отечественные организации культуры для привлечения добровольцев вынуждены отходить на практике от действующего законодательства, предоставляя волонтерам различные скидки на свою продукцию, а также другие привилегии.
  Вместе с тем, ст. 5 данного закона не позволяет оплачивать расходы добровольцев, связанные с их деятельностью в некоммерческой организации культуры (транспортные, командировочные расходы и др.). На это имеют право исключительно благотворительные организации. В случае компенсации организацией культуры подобных затрат добровольца, эта компенсация расценивается как доход добровольца и с нее удерживается подоходный налог.
  Кроме того, несмотря на заключение договорных трудовых обязательств, работа волонтером в России не учитывается при определении трудового стажа, в отличие от США. Таким образом, данное обстоятельство также отрицательно влияет на развитие волонтерства в России.
  Для развития добровольчества в отечественной сфере культуры предлагается внести дополнения в Закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», прежде всего, изменить формулировку «безвозмездного труда», исключающую любые формы материального и нематериального поощрения волонтеров, а также определить механизмы стимулирования и контроля труда добровольцев. Помимо того, необходимо решение вопроса о возможности компенсации расходов добровольцев любой некоммерческой организацией и о не включении данных выплат в совокупный доход добровольца.

* * *

  Вместе с тем, несмотря на заключение договорных трудовых обязательств, работа волонтером в России не учитывается при определении трудового стажа, в отличие от США. Таким образом, данное обстоятельство также отрицательно влияет на развитие волонтерства в России.
  Для развития добровольчества в России необходимо внести дополнения в закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». Прежде всего, изменить формулировку «безвозмездного труда», исключающую любые меры материального и нематериального поощрения, а также определить механизмы стимулирования и контроля добровольного труда.

 
© www.textb.net