Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


2. Сфера материального производства

  Люди не могут довольствоваться тем, что природа им дает в готовом виде. В этой связи существование общества невозможно без постоянного и изо дня в день происходящего создания необходимых средств для удовлетворения общественных и индивидуальных потребностей с целью поддержания, и развития реальной жизни людей. Поскольку общество (но не индивид) не может прекратить потребление материальных благ, постольку оно не может прекратить и создание последних в ходе преобразования вещей природы. Отсюда бытие общества как части объективного мира есть результат его производственно-трудовой активности.
  Именно поэтому исходной и вместе с тем главной сферой жизнедеятельности социума выступает материальное производство, представляющее собой процесс создания ценностей материальной культуры на основе развертывания коллективной предметно-практической деятельности и связанной с ней совокупности материально-производственных отношений людей. Под ценностями в данном случае понимаются все вещи материальной культуры, которые имеют значение блага для субъекта (человека и общества). Это необходимые условия возможности их существования. В зависимости от изменения обстоятельств жизни и уровня удовлетворения потребностей людей значение вещей для них может возрастать или уменьшаться. Но только полная утрата вещами своего значения лишает их статуса ценностей. Оценка же вещей в качестве ценностей есть результат выявления и осознания субъектом их значения.
  Противоположностью материального производства является духовное производство, о котором речь будет ниже. В том случае, когда в ходе философского анализа общества материальное производство сопоставляется с общественным сознанием, оно предстает в качестве общественного бытия, т.е. реальной жизни людей, выступающей объективным источником возникающих в процессе познавательного отражения идеальных образований (представлений, иллюзий, идей, чувств, убеждений и т.п.) общественного сознания.
  Материальное производство является объектом исследования в первую очередь такой науки, как политическая экономия, а также массы связанных с ней прикладных экономических дисциплин, изучающих его отдельные отрасли и стороны (экономика промышленности, сельского хозяйства, строительства, основы маркетинга и т.д.). Число этих дисциплин постоянно растет, что позволяет не только познавать предмет исследования глубже и всесторонней, но и «заземлять» результаты научных поисков, придавать им все большую практическую значимость. Таково, например, назначение эргономики (от греч. «ергон» - работа), изучающей человека и его производственную деятельность с целью оптимизации орудий, условий и процесса труда. Материальное производство в его историческом развитии является объектом исследования и исторической науки. Однако по-настоящему интерес к этому объекту историки стали обнаруживать сравнительно поздно, что объясняется уже известным нам многовековым господством идеализма в социальной философии, от парадигм которой историки, разумеется, не могли быть свободны.
  Социальная философия, опираясь на данные частно-научных исследований материального производства, формулирует обобщающие выводы, связанные с его характеристикой как своеобразной сферы человеческой жизнедеятельности и ее места и роли в составе социума. Анализ материального производства для социальной философии имеет смысл лишь в той мере, в какой с помощью его удается полнее осмыслить внутреннюю природу общества как особого вида наличного бытия. Поскольку ее не интересует материальное производство само по себе во всем многообразии его проявлений, постольку она в принципе не может претендовать на то, чтобы подменить собой экономические науки.
  Основой существования людей является совместная трудовая деятельность.
  В процессе материального производства возникают и формируются две системы отношений - технико-технологическая и экономическая. Обе системы отношений не просто связаны, но и взаимопроникают друг в друга, и таким «проникающим» элементом наряду с человеком является техника, занимающая достойное место и в экономическом, и в технологическом способах производства. Техника является древнейшим социальным феноменом. Можно сказать, что вся история человечества сводится в конечном счете к истории изобретения все лучших орудий труда. В определенном смысле, с техники, пускай и примитивной, начался человек. Развивая технику он становится животным и общественным, и разумным. В техническом творчестве проявляется уникальная способность человека материализовывать свое мышление, опредмечивать его. В своем техническом творчестве человек- изобретатель (Homo faber) не просто копирует природу, а именно изобретает, т.е. создает такие артефакты, которые не имеют аналогов в природе (начиная с колеса и кончая лазером).
  В истории отношений общества и им же создаваемой техники, оценки ее места и роли прослеживаются различные эпохи. Эпоха зарождения техники и ее первых великих успехов была и эпохой оптимистического отношения к технике, У человека не было еще опаски и тревоги, а тем паче страха перед техникой. Более того - в ней он видит мощнейшее и к тому же единственное средство своего возвышения. Этот важный элемент мироощущения и социально-психологического настроя древних запечатлен и в мифе о Прометее, и в мифе о Дедале и его сыне Икаре, и в ветхозаветном сюжете, связанном со строительством Вавилонской башни. Отношение к технике принципиально меняется в условиях Средневековья с его засильем церкви и религиозного сознания. Технотворчество - дело богохульное, ибо все, что возвышает человека, уничижает Бога. Вот почему среди жертв инквизиции так много изобретателей, обвиняемых в союзе с «нечистой силой». Оптимистическая вера в технику вновь восстанавливается в своих правах с наступлением эпохи Просвещения. Технический прогресс представляется философам непрерывно действующим и главным фактором совершенствования общества, его коренного преобразования. Начиная уже с «Новой Атлантиды» Ф. Бэкона (1624) техника непременно присутствует во всех социальных утопиях в качестве материальной основы желаемого общества.
  Надлом в долгосрочном технологическом оптимизме даст о себе знать в книге О. Шпенглера «Закат Европы», где цивилизация с ее техническим прогрессом будет объявлена разрушающей стадией в развитии культуры. Правда, предупреждающие громы двух мировых войн вроде бы были забыты в первые десятилетия научно-технической революции (50-70 - е годы XX в.). Эйфория ее успехами, да и всеми предшествующими техническими инновациями, казалось, отодвинула на задний план опасения и тревоги. И это вполне объяснимо: ведь по сути дела при жизни одного поколения широко вошли в производство, быт, науку и образование радио, автомобиль, самолет, телевидение, автоматизация, компьютерная, атомная и космическая техника.
  Однако с 70-х годов XX в. эта эйфория все больше сменяется технологическим пессимизмом, техника громогласно объявляется тем «злым демоном», который неподвластен человеку и неизбежно погубит его. Создается такое впечатление, что в течение многих веков философское, а тем более обыденное, сознание не обнаруживало объективных противоречий между обществом и человеком, с одной стороны, и техникой и технологией, с другой. И вдруг - прорыв к пониманию, причем не просто противоречий, но самого настоящего антагонизма. В действительности же перед нами итог очень трудного процесса, познания ускоренного реалиями наших дней, т.е. экологическими и социальными последствиями научно-технической революции.
  Нетрудно заметить, что и технологический оптимизм и технологический пессимизм имеют одно философское основание - техницизм, при котором отношения между обществом и техникой предстают в превращенном виде, техника рассматривается как сила, неподвластная обществу, более того - как вершитель его судеб. В философской концепции техницизма преувеличивается и возводится в абсолют относительная самостоятельность феномена техники и закономерностей его развития.
  Такая относительная самостоятельность действительно существует, ибо такова природа всех социальных феноменов: относительная самостоятельность становится их атрибутом, как только они появляются на свет. В чем же проявляется эта самостоятельность?
  Во-первых, она проявляется в том, что в современной литературе получило название «встречного» характера техники. Техника осмысливается как результат встречи человеческого духа с природой, поэтому сущность техники не может быть локализована ни в субъекте (человеческом духе), ни в объекте (природе), взятых в отдельности, она обнаруживает себя как отношение между ними. Практически это означает, что в артефактах наряду со свойствами, заданными человеком, сосуществуют свойства, не входившие в программу изобретателя. Своим происхождением эти свойства обязаны либо первозданной природе, либо тем повреждениям, которые человек ей причинил; по своим последствиям они могут либо приносить дополнительный положительный общественный эффект, либо оказаться «персоной нон грата» (ситуация индифферентности может не приниматься во внимание); с точки зрения познавательного процесса эти свойства могут либо выявиться неожиданно для автора в уже готовом изобретении, либо он предвидел их, но не был способен их избежать.
  Во-вторых, созданная и введенная в эксплуатацию техника оказывает активное обратное воздействие на общество по принципу умноженного эффекта. Ярчайшими примерами в этом отношении сегодня являются автомобиль и телевидение, выступающие в качестве важных конституирующих элементов сегодняшнего общества - первый прежде всего в сфере экономической и социальной, второй - в сферах духовной и политической. Возникнув как средство передвижения, т.е. для удовлетворения абсолютной, по Дж. Кейнсу, потребности (такой потребности, которую человек ощущает независимо от отношений с другими людьми), автомобиль в то же время стал средством реализации относительных потребностей, удовлетворение которых создает у человека ощущение превосходства над другими. В угоду этим нездоровым потребностям на автомобиль начинает работать значительная часть экономики, порой (в особенности в странах не очень развитых) даже в ущерб удовлетворению более важных потребностей; автомобиль становится одной из основных причин ухудшения экологической ситуации и одним из важных криминогенных факторов (преступления, связанные с угоном автомобилей, убийством их владельцев; дорожно-транспортные происшествия). По аналогичной схеме может быть оценен обратный социальный эффект, исходящий от телевидения. Будучи задуманным для удовлетворения коммуникационных (и прежде всего культурных) потребностей общества, телевидение сегодня наряду с этим служит средством манипулирования массовым сознанием в политических, нравственных и иных целях. Многочасовое времяпрепровождение у телеэкранов отвлекает людей от чтения и делает их малограмотными, наносит ущерб психофизическому здоровью (в том числе является одной из причин охватившей современное общество гиподинамии, а также разнообразных неврозов). В-третьих, созданная многовековым творчеством техносфера может быть оптимизирована ее создателем (обществом) не на основе игнорирования техники и прекращения ее развития, а лишь благодаря осуществлению гигантских технических мероприятий.
  И все же самостоятельность техники и технического развития остается относительной в рамках определяющего воздействия на них экономической подсистемы общества и социума в целом. В конечном счете от общества, от того как складываются в нем общественные отношения, в том числе отношения людей по поводу их отношения к технике, зависит в каких экономических, политических, нравственных целях будут использоваться инновации, какой темп будет придан развитию той или иной отрасли технического творчества и внедрению в практику ее достижений. Собственно говоря, отношение между обществом и техникой в этом плане принципиально тождественно отношению между обществом и любым другим составляющим ее как систему компонентом. Техника есть базис и одновременно продукт цивилизации, а как мы ее (технику) используем, зависит от нашей культуры. Как и многие системы, составляющие техническое общество, техника знает и периоды изменений, и скачки, качественно меняющие ее уровень, а то и характер. Речь идет о технических революциях, которые не раз совершались в истории. Для понимания места и роли технических революций в истории очень важно выяснить соотношение понятий «экономическая революция» (переворот в экономическом способе производства) и «социальная революция» (переход всей социальной системы на более высокую историческую горизонталь) с понятием «техническая революция».
  Анализ исторического процесса показывает, что при всей теснейшей взаимосвязи технической революции с экономическим переворотом и всем комплексом социальных преобразований вряд ли можно рассматривать техническую революцию как компонент социальной.
  Во-первых, не всякая техническая революция приводит к смене одного экономического способа производства другим. Так, изобретение лука и стрелы, переход к шлифованию, пилению и сверлению камня (XIII-XIV тысячелетия до н.э.) означали лишь начало новой эпохи - неолита - внутри одного и того же первобытного общества, поскольку новые орудия труда не приводили к появлению прибавочного продукта и разложению на этой основе существующего общественного способа производства. Указанные явления связаны уже со следующей технической революцией (неолитической) - переходом к культурному земледелию и скотоводству и к металлическим орудиям труда.
  Во-вторых, не каждый переход от одного экономического способа производства к другому обусловлен технической революцией (это можно увидеть на примере перехода от рабовладения к феодализму).
  В-третьих, техническая революция в одних случаях может подготавливать революцию социальную (такую роль в развитых странах выполняет научно-техническая революция, подготовившая происходящие сегодня там крупномасштабные процессы радикального изменения всех сторон общественной жизни, их социализацию), но может выступать и как следствие социальной, как техническая основа ее завершения, окончательной победы над прежним экономическим способом производства и формирования основных классов нового общества (промышленная революция конца XVIII - начала XIX в. в Англии).
  Подытоживая сказанное, мы обнаруживаем, что сама по себе техническая революция не входит в качестве компонента в социальную; связь ее с определенными типами социальных революций носит характер генетический, по принципу «причина - следствие» и «следствие - причина», а не системный - по принципу «часть - целое», «элемент - система». Этот вывод не ставит под сомнение тот непреложный и чрезвычайно важный факт, что именно качественные изменения в технике неоднократно приводили в истории к созданию новой материально-технической базы общества, что вызывало к жизни конфликты между производительными силами и устаревшими производственными (экономическими) отношениями. Но этим не ограничивается роль технических революций. Не менее важно, что каждая техническая революция приводит к смене господствующего технологического способа производства новым, более отвечающим возросшим потребностям общества.
  Если мы под этим углом зрения бросим ретроспективный взгляд на историю, то обнаружим цепочку из четырех сменявших друг друга технологических способов производства: присваивающего, аграрно­ремесленного, индустриального, информационно-компьютерного. Каждый из них представляет собой единство определенной материально-технической основы и соответствующих ей технологических отношений.
  1. Каждый технологический способ производства характеризуется специфическими, ему одному присущими орудиями труда. При присваивающем технологическом способе производства таковыми являются ручные орудия индивидуального и коллективного пользования для охоты, рыбной ловли, собирания насекомых и растений; при аграрно-ремесленном - железный плуг, скот, ветряная и водяная мельницы, гончарный круг; при индустриальном - машины; при информационно-компьютерном - автоматизированная техника. Весьма примечательно, что сосуществование различных технологических способов производства (а каждый предшествующий не исчезает с победой нового, он лишь теряет свое господствующее значение) отнюдь не приводит к тотальному технико­технологическому перевооружению древних отраслей. Так обстоит дело со сбором лекарственных растений, со многими видами ремесла, где главные орудия труда так и не изменились.
  2. Специфические для данного технологического способа производства орудия труда предопределяют характер труда, предлагаемый данным способом производства человеку и обществу.
  3. Каждый технологический способ производства характеризуется также системой организации труда.
  Последние две черты будут рассмотрены в связи с анализом технологических отношений.
  Вступая в самостоятельную практическую деятельность, люди застают не только определенное состояние техносферы и ее конкретное преломление в избранной ими отрасли, но и соответствующим образом сложившиеся по этому поводу отношения. При этом данные отношения, как форма, должны отвечать технической основе производства. Они будут разными в зависимости от того, идет ли речь о простой кооперации работников, вооруженных однопорядковыми орудиями труда; о ручной ли мануфактуре с характерной для нее специализацией орудий труда и самих тружеников или о фабрике в условиях машинного производства.
  Во всех этих случаях перед нами технологические отношения, т.е. складывающиеся на определенной технической основе отношения производителя материальных благ к предмету и средствам своего труда, а также к людям, с которыми он взаимодействует в ходе технологического процесса.
  Технологическое отношение субъекта производства к предметам своего труда может быть прерывным или непрерывным во времени (в этом отношении разительно отличны друг от друга металлургический процесс и процесс производства зерновых и, соответственно, труд металлурга и труд хлебороба); может быть активным, совершенствующим и даже преобразующим предмет труда, а может быть пассивным, приводящим к истощению и даже исчезновению данного предмета.
  Отношение субъекта производства к средствам труда в превалирующей степени зависит от характера труда, обусловливающего разделение функций между работником и средствами его труда. Исторически это разделение функций прошло четыре стадии. На первой из них (эпоха присваивающего хозяйства) производственный процесс движется исключительно мускульной силой человека, на второй (домашинная стадия цивилизации) человек остается главной механической силой, но в какой-то степени уже делит эту функцию с тягловым скотом, энергией воды и ветра. На следующей стадии (индустриальное общество) человек продолжает оставаться агентом производства, но окончательно перестает выполнять энергетическую миссию, все больше переключаясь на управленческую. И, наконец, сегодня, в результате научно-технической революции и начавшегося перехода к стадии информационно-компьютерного общества человек выключается полностью из непосредственного производственного процесса, становится рядом с ним в качестве контролирующего элемента.
  Есть свои закономерности и в отношении человека к людям, которые вместе с ним участвуют в данном производственном процессе. Техника и технология производства предопределяют как должны сорганизоваться люди в масштабе первичной трудовой ячейки и на более высоких уровнях для получения конечного продукта, насколько зависимы они друг от друга по горизонтали в связи с конкретным технологическим разделением труда, как должны строиться отношения по вертикали (между руководителями и подчиненными) и т.д.
  Рассмотрим более подробно экономический способ производства. Познакомимся непосредственно со структурой материального производства. Здесь традиционно выделяются производительные силы и производственные отношения. Ведущее значение материального производства связано с тем, что именно труд выделил общество из природы. Труд является вечной и естественной необходимостью человеческого общества, а материальное производство - основой его жизни и развития.
  Понятия «труд» и производство» следует все же различать. Непосредственным результатом трудового процесса является создание необходимых предметов потребления, культурных и духовных ценностей, так что каждый трудовой процесс является производством. Однако не весь производственный процесс требует постоянного участия человека. Так, в сельском хозяйстве на производственный цикл, во многом зависящий от природных условий, уходит гораздо больше времени, нежели на непосредственный процесс живого труда, который является частью этого цикла.
  Производство можно рассматривать и в более широком плане - как общественное производство, в котором материальное играет ведущую, определяющую роль. Понятием «общественное производство» фиксируется тот факт, что люди производят не только вещи и материальные блага, но и свою социальность: общественные отношения, социальные институты, духовные ценности. Какой бы ступени в своем развитии ни достигло общество, первым условием его существования являются обмен веществ с природой, удовлетворение материальных запросов и потребностей людей в пище, одежде, жилище. Человек не находит этих благ в природе в готовом виде и вынужден их производить. Именно это обстоятельство и отличает его от животного. Развитие животных определяется биологическими законами, развитие общества - закономерностями социальными.
  Способ производства - понятие, фиксирующее и раскрывающее, как и при помощи каких факторов осуществляется производство. В нем содержится характеристика производительных сил как определенного технологического способа соединения людей и средств труда, способа изготовления продуктов. Однако в этом понятии фиксируются и экономические отношения людей в процессе производства. Оно, таким образом, представляет собой единство двух сторон - производительных сил и производственных отношений, выражающих два ряда отношений людей: отношения к природе и друг к другу. Исторические этапы развития производства отражаются понятиями - первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и социалистический строй общества. Категория «способ производства» имеет важное значение для характеристики каждого исторически определенного общества, поскольку выделяет основную сферу общественной жизни - сферу материально­производственной деятельности людей. Производительные силы характеризуют материально-техническую базу общества и уровень квалификации трудящихся, а производственные отношения - экономический строй общества. В соответствии с этим история развития общества предстает прежде всего как процесс смены способов производства, определяющий изменение всех других структурных элементов общественной формации.
  Чтобы понять способ производства, необходимо проанализировать каждую из его сторон и раскрыть характер их взаимодействия.
  Производительные силы и их структура. Производительные силы выражают отношение людей к природе и характеризуют степень овладения ею. По своей структуре они представляют собой единство личностных (человека) и вещественных (средств производства) факторов, необходимых для преобразования вещества природы в нужные человеку продукты. Специфика производительных сил состоит в том, что это есть действующая социальная причина, направленная на то, чтобы придавать природным вещам и процессам форму, удовлетворяющую потребностям общества; это причинный фактор, преобразующий природное в социальное. То обстоятельство, что производительные силы представляют собой единство личностных и вещественных факторов, говорит о том, что их нельзя характеризовать как чисто техническое явление. Включение человека в производительные силы делает их общественными. В этом смысле «производительные силы» - категория социальная.
  Итак, социально-философское осмысление категории «производительные силы» обусловлено рядом обстоятельств.
  Во-первых, производительные силы как социально-философская категория являются необходимым звеном, или элементом, без которого понимание сути процесса социализации просто невозможно.
  Во-вторых, несмотря на то, что производительные силы и производственные отношения составляют диалектическое единство способа производства, любая категория как система может быть рассмотрена как относительно самостоятельное явление. В этом случае в центр исследования ставится изучение внутренней логики построения системы производительных сил, основания членения ее на те или иные элементы, принципы их взаимосвязи. Нас интересует не просто состав элементов системы производительных сил, а механизм их взаимосвязи, обеспечивающий их социализацию. Более того, следует понять суть системного качества производительных сил как целостного образования, чтобы определить закономерности их развития на том или ином этапе мировой истории. Кроме того, важно понять динамику системы производительных сил, ее цементирующее ядро, тенденции их функционирования в их соотношении с производственными отношениями и способом производства в целом.
  Общими и необходимыми компонентами процесса труда являются предмет труда, средства труда и сам труд, составляющие в своем единстве производительные силы.
  Предмет труда - это все то, к чему человек прилагает свои усилия. Предмет труда является пассивным элементом производства. Он подвергается различным изменениям и преобразуется в продукт, нужный для человека.
  Следовательно, предмет труда - это не вся первозданная природа, а лишь задействованная в ходе производства часть, которую человек делает объектом своей деятельности. Нельзя в связи с этим недооценивать роль географической среды, природных условий жизни, геополитический фактор в целом.
  Вторым элементом производительных сил являются средства труда, т.е. вещь или комплекс вещей, которые человек помещает между собой и предметом труда и которые служат в качестве проводника его воздействий на этот предмет. Предмет труда и средства труда, взятые вместе, составляют средства производства.
  В отличие от предмета труда средства труда играют активную роль в производстве. Наиболее существенную их часть составляют технические устройства, которые принято называть орудиями труда или орудиями производства (машины, механизмы, инструменты). В процессе труда предмет труда и средства труда, будучи вещественными элементами, могут превращаться друг в друга, являясь различными элементами производства. Существенное место среди средств труда, как видим, занимает техника.
  Основным производственным отношением является отношение собственности на средства производства. Последние могут принадлежать всем, группам лиц либо отдельно взятым индивидам. Если средства производства находятся в руках всего общества (так было в родовой общине), то производственные отношения приобретают характер сотрудничества и взаимопомощи людей. Напротив, если средства производства находятся в руках части общества, в руках частных собственников, то утверждаются отношения господства и подчинения (рабство, крепостничество, наемный труд) и общество в связи с этим делится на классы. Формы собственности могут быть различными. Главными из них являются общественная и частная собственность. Со времен Платона в философии идет спор о том, какая форма собственности лучше. Приведем два характерных мнения, отражающих позиции противоположных лагерей, на которые разделились мыслители по отношению к собственности.
  Аристотель отмечал: «В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посредине между теми и другими. Так как, по общепринятому мнению, умеренность и середина - наилучшее, то, очевидно, и средний достаток из всех благ всего лучше. При наличии его легче всего повиноваться доводам разума... Государство более всего стремится к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним... Они не стремятся к чужому добру, как бедняки, а прочие не посягают на то, что этим принадлежит, подобно тому, как бедняки стремятся к имуществу богатых. И так как никто на них и они ни на кого не злоумышляют, то и жизнь их протекает в безопасности».
  Жан Мелье придерживается следующей позиции: «Почти повсюду распространено и узаконено заблуждение, заключающееся в том, что люди присваивают себе в частную собственность земные блага и богатства, вместо того чтобы, как следовало бы, всем владеть и пользоваться ими на началах равенства... Благодаря этому каждый старается всякими способами, хорошими или дурными, обладать как можно большим богатством, потому что жадность ненасытна, и она, как известно, является источником всех зол... Вследствие этого наиболее сильные, наиболее хитрые, наиболее ловкие, а часто даже и худшие и недостойнейшие оказываются наделенными наилучшими земными благами и житейскими удобствами».
  Процитированных философов разделяют не только два тысячелетия, но и противоположное отношение к собственности. Для Аристотеля собственность (но не чрезмерная, а умеренная, разумная) - атрибут того слоя, который мы сегодня называем «средним классом». Средний класс, ныне составляющий в развитых странах мира до 80% населения, является главной опорой государства, гарантом его благополучия. Аристотель признает, что не имеющий собственности, как и имеющий ее чрезмерно, склонны к противоправным действиям, потому оба они не могут способствовать сохранению стабильности государства. Мелье, напротив, полагает, что собственность в любом ее виде - зло. Большая часть философов были сторонниками частной собственности. Советская философия унаследовала традиции К. Маркса и Ф. Энгельса, вслед за представителями утопического коммунизма, бескомпромиссно отрицавших частную собственность. Для российской философии это сыграло роковую роль: проблема.
  В основе таких исторических типов производственных отношений, как первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный и капиталистический, лежит соответствующая форма собственности. При этом следует учитывать, что в реальном укладе хозяйства того или иного общества можно наблюдать сосуществование разных форм собственности. Так, при капитализме существует «не только капиталистическая собственность, которая является основной, но и собственность крупных землевладельцев, мелкая трудовая собственность, различные виды кооперативной собственности.
  Отношения собственности пронизывают все другие экономические отношения - производства, распределения, обмена и потребления. Так, в родовом обществе при существовании коллективной собственности распределение продуктов труда носило уравнительный характер, а в обществах частной собственности большая часть благ (в процентном соотношении) принадлежит господствующим классам. Какова собственность, таков и способ соединения вещественного и человеческого факторов производства, ибо ею определяется отношение собственников условий производства к непосредственным производителям. При капитализме таким отношением является отношение между капиталистом-промышленником и наемными рабочими. Последние могут соединиться со средствами производства, лишь продав свою рабочую силу капиталисту. Взятые в своей совокупности, производственные отношения находятся в органическом единстве с производительными силами. Поскольку первые являются экономической формой вторых, постольку ни те, ни другие не могут в своем бытии предшествовать друг другу. Они существуют всегда вместе и одновременно, представляя собой два противоположных и вместе с тем неразрывно связанных аспекта развития материального производства. В их соотношении выражается диалектическое противоречие его содержания и его формы.
  Устойчивое внутреннее взаимодействие производительных сил и производственных отношений есть способ производства. Сущность этого взаимодействия заключена в двух объективных законах: законе соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил и законе активного обратного воздействия производственных отношений на развитие производительных сил.
  Согласно первому закону материальная природа и содержание производственных отношений определяется состоянием наличных производительных сил. Так, общинная собственность первобытного строя была вызвана к жизни низкой производительностью тогдашних орудий труда и неразвитостью производителя материальных благ. Все это компенсировалось коллективной организацией труда.
  Однако переход к бронзовым и железным орудиям, к земледелию и скотоводству позволил в десятки раз поднять производительность труда и изменить тип хозяйствования. В связи с этим на место коллективного общинного труда пришел труд, осуществлявшийся силами семьи и даже отдельно взятого индивида. В этих условиях общинная собственность перестала отвечать требованиям времени и поэтому возникла необходимость ее замены частной собственностью. Так появилось рабовладельческое общество.
  Возникновение в дальнейшем феодального и затем капиталистического обществ также имело своей исходной причиной постоянный рост производительности труда, который приводил к последовательному утверждению новых форм частной собственности. Несомненно, что последующее укрепление информационно-компьютерного характера производительных сил современного капитализма приведет к существенным изменениям собственнических, распределительных, потребительских отношений, причем в направлении повышения уровня и качества жизни трудящихся и установления большей социальной справедливости.
  Согласно закону активного обратного воздействия производственных отношений последние могут в развитии производительных сил играть роль либо ускорителя, либо тормоза. Первая их роль реализуется тогда, когда они находятся в соответствии с потребностями развития производительных сил, а вторая выявляется тогда, когда они перестают отвечать новым запросам производства и тем самым обусловливают возникновение кризисных явлений в последнем. Так, экономический кризис капитализма в 20 - 30-е годы XX в. был вызван тем, что тогдашние производственные отношения вошли в стадию конфликта с общественным характером производительных сил капитализма.
  Разрешение этого конфликта шло по линии введения в разумных пределах государственного регулирования экономики, придания рыночному хозяйству социальной ориентации и использования ряда других мероприятий. В результате капиталистическая экономика получила как бы «второе дыхание» и вышла из кризисного состояния, поскольку буржуазные производственные отношения были приведены в соответствие новому характеру и уровню развития производительных сил капиталистического общества.
  Подытоживая, следует подчеркнуть, что противоречивое взаимодействие производительных сил и производственных отношений выступает внутренним источником совершенствования и развития материального производства. Будучи содержанием последнего, производительные силы более динамичны, чем производственные отношения, выступающие в качестве устойчивой экономической формы производственного процесса. Обладая в связи с этим относительной самостоятельностью, те и другие находятся в отношениях противостояния и в то же время взаимополагания. Развитие материального производства в своей сущности предстает в виде процесса взаимодействия присущих ему противоположностей, а именно - производительных сил и производственных отношений. Если в структуре общества материальное производство является определяющей сферой его жизнедеятельности, потому что наличное бытие социума невозможно без создания материальных благ, то в структуре социально-философской теории общества учение о материальном производстве является основным концептуальным узлом такого рода теории, потому что в этом учении раскрывается исходное и самое фундаментальное противоречие общества, определяющее собой непосредственно или опосредованно внутренние противоречие общества, определяющее или опосредованно внутренние противоречия всех других сфер общественной жизни.

 
© www.textb.net