Учебники

Главная страница


Банковское дело
Государственное управление
Культурология
Журналистика
Международная экономика
Менеджмент
Туризм
Философия
История экономики
Этика и эстетика


5. Политическая структура общества

  Политическую структуру общества в действии, в динамике, то есть функционально, принято характеризовать как политический режим. Во-первых: основу политического режима составляет функциональная подсистема политической системы, и деятельность его направлена на обеспечение функционирования, преобразования и защиту механизма осуществления власти в обществе. Во-вторых: на наш взгляд, категория «политический режим» показывает, как в реальности действуют политические институты, в совокупности составляющие политическую систему, с учетом подключения различных (экстернальных) внешних и (интернальных) внутренних возмущений в систему. Так, Аристотель на основе анализа режимов функционирования греческих полисов, создал свою классификацию трех правильных, основных режимов: монархии, при которой верховная власть принадлежит одному; аристократии, при которой власть принадлежит нескольким; политии, при которой власть принадлежит всем; и трех неправильных - тирании, олигархии и демократии, по мнению Монтескье, республика возможна лишь в небольших полисах, монархия, основанная на чести, - характерна для государств средних размеров, когда же государства становятся слишком большими, деспотия почти неизбежна.
  Можно обозначить основные подходы в осмыслении политических режимов: политико-правовой (институционный) подход, для которого характерно отождествление понятия «режим» с понятием «форма правления» или «форма государственного строя» (характерно для французской школы, где монархия и республика различались как формы правления); социологический подход, в соответствии с которым главное внимание уделяется рассмотрению связей между обществом и государством, связей, сложившихся в реальной жизни и расходящихся на данный момент с предписанными конституцией и законами нормами политического поведения. Режим при этом рассматривается в широком значении, как регулятор во взаимоотношениях социального и политического, а не только как структура власти с присущими ей методами реализации политической воли, или как форма правления или государственного устройства. Сторонники социологического подхода считают, что режимы не могут быть трансформированы путем изменения определяющих их существование правовых процедур. Каждый режим определяется соответствующей системой социальных оснований.
  Современная политическая наука выделяет пять основных политических режимов: демократический, авторитарный, тоталитарный, посттоталитарный, султанический (деспотический) В действительности, значение категории «политический режим» заключается прежде всего и главным образом в том, что она позволяет ответить на вопрос, как в данном обществе функционирует политическая система, как осуществляется политическая власть. Политический режим является содержательной характеристикой политической системы общества. Политический режим является характеристикой всей политической жизни общества, включая государственную.
  Политический режим - это конкретное воплощение в жизнь системы конституционных порядков через устойчивую совокупность приемов и методов осуществления политической власти. В более частном смысле различают режимы государственного правления - либеральный, диктаторский, жесткий (фашистского толка) и др. И, наконец, с точки зрения форм правления выделяют режимы парламентского типа, президентского правления, монархические, республиканские, чрезвычайного правления.
  Наиболее принятой классификацией режимов является разделение их на демократические, авторитарные и тоталитарные. Следуя отчасти традиции, а отчасти учебным целям настоящей работы, мы также будем строить свое изложение, преимущественно исходя из этой классификации. В то же время считаем важным подчеркнуть, что типологизация во-первых, недостаточно развитое в общей теории режимов направление, а во-вторых, классификации режимов отнюдь не во всех случаях могут быть сведены к дихотомии «демократия-авторитаризм». В силу различных причин эта дихотомия нередко несет с собой, помимо научной, значительную идеологическую нагрузку и непременно нуждается в уточнении и адаптации к целям конкретно проводимого исследования.
  Возьмем, например, режим, возникший с падением коммунизма в России. Очевидно, что этот режим недостаточно рассматривать в терминах авторитаризма и демократии (хотя делать это совершенно необходимо), даже используя для уточнения термины «посттоталитарный», «поставторитарный» или «полудемократический». Реальная действительность оказывается богаче схем, тем более, что в данном случае мы имеем дело лишь с одной из таких схем. В целях большей наглядности попробуем приложить к российской реальности не одну, а несколько имеющихся в политической науке классификаций.
  Классификация первая: «охлократия - олигархия - тирания».
  Классификация вторая: «либеральный - умеренный - репрессивный режимы».
  Классификация третья: «демократический - авторитарный - тоталитарный режимы». Из этих классификаций применительно к советскому режиму чаще других использовалась третья. Однако, как мы уже сказали, в постсоветских условиях ее аналитический потенциал весьма ограничен.
  Кратко напомним, какие критерии были положены в основание данных классификаций, и рассмотрим советский режим в динамике и с трех различающихся точек зрения. Используя первую из перечисленных классификаций, древнегреческие мыслители пытались, главным образом, ответить на вопрос о том, кому принадлежит государственная (а точнее, полисная) власть и от чьего имени осуществляется управление. Вторая классификация, была предназначена для описания методов, используемых режимом в поддержании своего господства. Наконец, демократические и авторитарные режимы, строго говоря, различаются между собой тем, каков механизм осуществления власти. Авторитарные режимы предполагают наличие более или менее жестко централизованной системы власти и контроля, отличающуюся слабостью обратных связей между управляющими и управляемыми, в то время как демократия есть система, созданная «снизу», на основе четкого взаимообмена и регулярной смены лиц, осуществляющих управление обществом. Демократический режим не способен контролировать любую из общественных сфер (экономическую, политическую, социальную) иначе, как на основе закона, это - правление закона, формальной процедуры.
  В последнем десятилетии XX в. мир вновь захвачен демократическими переменами. Вслед за странами Южной Европы и Латинской Америки влияние демократизации распространилось еще на два региона - Восточную Европу и бывший Советский Союз. Новая волна демократизации эхом отозвалась и в странах Восточной Азии, и Тропической Африки. Практически везде процессам освобождения от власти различного рода авторитарных режимов сопутствует укрепление влияния демократических лозунгов. Даже в тех странах, где процесс этот по разным причинам замедлился или еще не был начат, большинство политических сил выступает под лозунгами демократии. «Удивительно, - пишет по этому поводу Ф. Шмиттер, - как мало современных партий и движений открыто защищают недемократические способы правления».
  Современная демократия включает в себя не только выборность правителей, но и гарантии политической оппозиции на соучастие в управлении обществом или открытую критику правительственного курса. Либерализм современной демократии институциализирован и закреплен законодательно.
  Универсальные характеристики демократий
  Либерализм современной демократии может быть пояснен с помощью выявления универсальных характеристик демократического устройства, каждая из которых иллюстрирует свободу возникновения и волеизъявления оппозиции.
  А. Пшеворский выделил шесть таких характеристик:
  1. Существование и организация конфликтующих интересов, означающие, в частности, что: а) для защиты своих интересов могут формироваться самые различные группы; б) эти группы имеют гарантированный доступ к политическим институтам; в) соблюдавшие правила, но потерпевшие поражение участники игры не лишаются права на ее продолжение.
  2. Развитие и разрешение конфликтов осуществляется в согласии с правилами, которые определены заранее, являются ясными и доступными для всех участников. В этих правилах определяются: а) особенности допуска к процедуре политического участия; б) возможные направления деятельности, совокупность которых представляет собой признаваемые стратегии поведения; в) критерий, позволяющий ограничить сферу действия конфликта, В условиях демократии, подчеркивает Пшеворский вслед за Л. Козером, конфликты скорее ограничиваются, чем разрешаются.
  3. Некоторые направления действий исключены в качестве возможных стратегий, как например, постоянное обращение к использованию физической силы. Использование силы регулируется правилами, специально предусматривающими те случаи, в которых это может допускаться. Тем не менее физическая сила все же может быть использована, поэтому демократии могут испытывать чувство страха перед лицом возможности приобретения этой силой статуса независимости.
  4. Как и любая иная система, демократия стремится к стабилизации отношений, возникающих между действиями различных групп и результатами этих действий. Итогом этого стремления оказывается переплетение защищаемых различными факторами стратегий. Но специфика демократии заключается в том, что здесь каждая группа обладает возможностью самостоятельного выбора стратегии, каждая из которых имеет индивидуальные и вполне осязаемые последствия.
  5. Поскольку каждый индивидуальный и коллективный участник имеет право выбора стратегий, ведущих к различающимся последствиям, результаты конфликта в условиях демократии до известной степени разнонаправлены. Нельзя сказать заранее, какой будет позиция участников в различных типах социальных отношений, включая и производственные. В условиях демократии капиталисты далеко не всегда одерживают победу в конфликтах; им приходится вести постоянную борьбу для защиты собственных интересов. Одержать победу раз и навсегда оказывается невозможным. Даже занимаемое в политической системе положение не является гарантией преуспевания в будущем. Такое положение может обеспечить определенные преимущества в электоральной конкуренции, но не является достаточным, чтобы обеспечить перевыборы в будущем.
  6. Результаты демократических конфликтов не просто разнонаправлены. Они непредсказуемы, поскольку демократия предоставляет возможность реализации интересов каждой политической группе. Исходя из распределения экономических, идеологических и иных ресурсов, демократическое устройство определяет, у каких из этих интересов существуют наибольшие шансы быть удовлетворенными, у каких - средние, а какие - удовлетворить будет почти невозможно.
  Назначение демократических институтов состоит в том, чтобы уберечь демократию от эволюции в диктатуру, гарантируя права меньшинств. Исходя из этого, наряду со всеобщим, равным и тайным избирательным правом принято выделять и целый ряд иных демократических институтов. Среди них традиционно принято обращать внимание на следующие:
  1) наличие конституции, закрепляющей приоритет прав личности над государством и обеспечивающей одобренный гражданами механизм разрешения споров между личностью и государством;
  2) реально существующее и функционально работоспособное разделение властей по вертикали (законодательная, исполнительная, судебная) и по горизонтали (власть центра и регионов);
  3) свобода выражения политических суждений и согласующееся с этим наличие разнообразных источников информации;
  4) свобода артикуляции политических интересов и согласующееся с этим наличие развитой многопартийной системы.
  Таковы основные институты демократии, конституирование и консолидация этих институтов составляет существо перехода к стабильной демократической системе.
  Среди условий стабильности демократии правомерно выделить внутренние (экономические и социокультурные факторы, фактор лидерства) и внешние. К внешним условиям демократической стабильности вполне правомерно отнести наличие такого окружения, которое исключало бы или сводило к минимуму возможности вмешательства в целях разрушения существующей политической системы.
  Угрозы демократии и их источники
  Отсутствие благоприятного внешнего окружения, компетентного лидерства, слабость экономических и социокультурных предпосылок демократии вносит свой вклад в дестабилизацию ее институционального устройства и возможное последующее перерождение или взрыв. Например, внешнее вмешательство может способствовать существенному укреплению оппозиции. Демократия, понимаемая как свобода формулировать и отстаивать политические альтернативы, представляет собой верховенство закона, законодательно закрепленное равенство возможностей, предоставляемое всем имеющимся и обладающим политическими амбициями группам. В том случае, если стратегия совмещения свободы использовать имеющиеся для приобретения политического капитала ресурсы и равенства возможностей для участия в конкурентной борьбе оказывается неудовлетворительной, могут возникнуть следующие неблагоприятные для стабильной демократии результаты. Во-первых, демократия может прекратиться в защитницу интересов политического меньшинства, не уделяя достаточного внимания большинству. Фактически это означает возникновение гибрида авторитаризма и демократии, в результате которого либерализация не сопровождается процессами демократизации или существенно отстает от них, подключая к политическому процессу массовые социальные слои с ущербным для стабильности демократии запозданием. Во-вторых, режим может выступать защитником скорее массовых, чем элитных социальных групп и обращаться за прямой поддержкой своих действий к народу. Наконец, третий и весьма вероятный результат описанной дилеммы - поляризация и сегментация политических групп, Ресурсы могут быть распределены относительно равномерно среди основных участников политического процесса, однако именно это, наряду с неуважением к демократическим процедурам, может вести к возникновению иммобилизма системы. Иммобилизм, или сегментированное политическое устройство означает возникновение, по формулировке Р. Даля, системы взаимного вето, когда главные сегменты общества обладают де-юре или де-факто правом вето на правительственную политику. Такой иммобилизм может вести к постепенной, через поражения и откаты, консолидации демократической системы. Однако он также чреват, как показали события в Ливане, развязыванием длительной и кровопролитной гражданской войны.
  Сегодня 118 из 193 стран мира являются демократическими, охватывая большинство населения Земли (54,8%, если быть точным), значительный рост по сравнению даже с прошлым десятилетием. В эту победную пору можно было ожидать, что западные политики и интеллектуалы пойдут дальше.
  Э.М. Форстера и прокричат демократии троекратное «ура!». Вместо этого растет обеспокоенность в связи со стремительным распространением много партийных выборов по всей Центральной и Юго-Восточной Европе, Азии, Африке и Латинской Америке, возможно, из-за того, что происходит после этих выборов. Популярные лидеры, аргентинского Карлоса Менема, не обращают внимания на собственные парламенты и правят при помощи президентских указов, разрушая сложившуюся конституционную практику. Иранский парламент - избираемый более свободно, чем в большинстве стран Ближнего Востока - устанавливает жесткие ограничения на свободу слова, собраний и даже одежды, сокращая и без того скромный объем свободы в стране. Избранное правительство Эфиопии направляет свои службы безопасности на журналистов и политических противников, постоянно нарушая права человека, в том числе право на жизнь.
  Разумеется, существует целый спектр нелиберальных демократий, начиная со стран с умеренными нарушениями, до почти что тираний. В большинстве этих стран выборы редко бывают столь же свободными и честными, как сегодня на Западе, но они отражают действительное участие народа в политике и поддержку, оказываемую избранным. И такие случаи не единичны и отнюдь не нетипичны. «Фридом Хаус» в своем отчете 1996-1997 годов - «Свобода в мире» - политическим и гражданским свободам, которые приблизительно соответствуют демократии и конституционному либерализму, отведены специальные разделы. В половине стран, занимающих промежуточное положение между очевидной диктатурой и консолидированной демократией, положение с политическими свободами лучше, чем со свободами гражданскими. Иными словами, сегодня в мире половина «демократизирующихся» стран - это нелиберальные демократии.
  Число нелиберальных демократий растет. Семь лет тому назад лишь 22% демократизированных стран можно было отнести к этой категории; пять лет тому назад этот показатель вырос до 35%. И к настоящему времени немногие нелиберальные демократии дозрели до состояния либеральных демократий; во всяком случае, они развиваются в направлении еще большего нелиберализма. Складывается впечатление, что многие страны, вовсе не пребывая на промежуточном или переходном этапе развития, со временем превратились в форму правления, сочетающую значительную степень демократии со значительной же степенью нелиберализма. Точно так же, как различные на роды во всем мире смогли приспособиться к различным формам капитализма, они смогли принять и поддерживать различные формы демократии. Западная либеральная демократия может оказаться не последним пунктом на пути демократии, а всего лишь одним из множества возможных выходов. Со времен Геродота демократия означала прежде всего правление народа. Такое представление о демократии как о процессе отбора правительств, озвученное учеными от Алексиса де Токвиля до Йозефа Шумпетера и Роберта Даля, теперь широко используется социологами. В «Третьей волне» Сэмюель П. Хантингтон объясняет почему: «Выборы, открытые, свободные и честные, - суть демократии, ее неизбежное sinequa non. Правительства, создаваемые в результате выборов, могут быть и интересами и быть неспособными проводить политику, которой требует общественное благо. Подобные качества делают такие правительства нежелательными, но не делают их недемократическими. Демократия - одна из общественных ценностей, но не единственная, и понять отношение демократии к другим общественным ценностям и наоборот можно лишь в том случае, если демократия будет четко выделена из других характеристик политических систем».
  Такое определение также согласуется с общепринятым пониманием этого термина. Если в стране проводятся состязательные многопартийные выборы, мы называем ее демократической. Когда участие общества в политике возрастает, например, благодаря предоставлению избирательных прав женщинам, она считается более демократической. Конечно, выборы должны быть открытыми и честными, и для этого требуется обеспечение свободы слова и собраний. Но если выйти за рамки этого минималистского определения и называть страну демократической, только тогда, когда она обеспечивает соблюдение всего перечня социальных, политических, экономических и религиозных прав, то слово «демократия» перестает быть описательной категорией и превращается в знак отличия. В конце концов, экономическая система Швеции, как утверждают многие, урезает индивидуальные права собственности, Франция до недавнего времени обладала государственной монополией над телевидением, а в Англии имеется государственная религия. Но все они определенно и вне всяких сомнений являются демократиями. Тезис о том, что иметь демократию значит, субъективно, иметь «хорошее правительство», бесполезен в аналитическом отношении.
  С другой стороны, конституционный либерализм связан не с процедурами отбора правительства, а скорее с целями правительства. Он опирается на глубоко укоренившуюся в западной истории традицию, которая направлена на защиту независимости и достоинства личности от принуждения не зависимо от его источника - государства, церкви или общества. В этом термине объединяются две тесно связанные идеи: либеральная, потому что восходит по своему философскому происхождению к грекам и придает особое значение свободе личности, и конституционная, потому что она опирается на традицию правления закона, берущую начало у римлян.
  Очень часто авторитарные режимы определяют, как правление силой, поэтому в своем чистом виде авторитаризм почти всегда может быть отождествлен с использованием инструментов принуждения и насилия. В реальной действительности такие режимы сплошь и рядом стремятся использовать дополнительные средства стабилизации, опираясь, по возможности, на традицию и харизму лидера. Более того, исторический опыт убеждает в том, что ценности традиций, религиозных и культурно­региональных оказываются в условиях авторитаризма достаточно сильны.Испания при Франко, Португалия при Салазаре, Аргентина при Пероне могут служить убедительным тому подтверждением. По сравнению с тоталитарным правлением, авторитаризм не свободен в отправлении своей власти. В обществе сохраняются институты, которые представляют для режима реальную угрозу: семья, род, церковь, социальный класс, городская и деревенская культура, социальные движения и ассоциации. Иными словами, в обществе сохраняется довольно мощный потенциал для формирования и деятельности оппозиционных политических групп.

Различия и сходства авторитарных, тоталитарных и демократических режимов:

Различия и сходства авторитарных, тоталитарных и демократических режимов

  Все авторитарные режимы отличает:
  • стремление исключить политическую оппозицию (если таковая существует) из процесса артикуляции политических позиций и принятия решений;
  • стремление использовать силу в разрешении конфликтных ситуаций и отсутствие демократических механизмов контроля за осуществлением власти;
  • стремление поставить под свой контроль все потенциально оппозиционные общественные институты - семью, традиции, группы интересов, средства массовой информации и коммуникации и пр.;
  • относительно слабая укорененность власти в обществе и вытекающие отсюда желание и, одновременно, неспособность режима подчинить общество всеобъемлющему контролю;
  • перманентные, но чаще всего не слишком результативные поиски режимом новых источников власти (традиции и харизма лидера) и новой, способной сплотить элиту и общество идеологии;
  • относительная закрытость правящей элиты, которая сочетается с наличием внутри нее разногласий и борющихся за власть группировок.
  Тоталитарные режимы. Понятие «тоталитарный режим» используется для характеристики режима политической жизни, при котором политическая власть стремится установить полный, тотальный контроль над жизнью общества. Термин «тоталитаризм» происходит от латинского слова «totalis» (весь, целый, полный). Он был введен в политический оборот идеологом итальянского фашизма Дж. Джентиле в начале XX века.
  Р. Арон выделяет пять основных признаков тоталитаризма, которые в обобщенном виде сводятся к следующим: 1) монополия одной партии на политическую деятельность; 2) монопольная партия имеет на вооружении идеологию, которой она придает статус единственного авторитета, официальной государственной истины; 3) монополия государства на силовое принуждение и на средства убеждения (средства массовой информации); 4) всеобщее огосударствление всех видов экономической и профессиональной деятельности; 5) любое прегрешение в хозяйственной или профессиональной сфере носит идеологический характер, вследствие чего - террор, одновременно политический и идеологический.
  Таким образом, первое, что следует отметить - тоталитаризм отличается от других форм политического устройства масштабом централизации, унификации и односторонней регламентации. Другим ключом к пониманию его природы может служить изучение происхождения тоталитаризма. В отличие от авторитаризма и демократии, тоталитаризм появляется на свет не в результате выборов (демократия) или политического кризиса и следующего за ним переворота (авторитаризм), а в результате всеохватывающего социального, экономического и политического кризиса.
  При всем разнообразии тоталитарных режимов для них, как правило, характерны следующие общие черты, неоднократно суммированные в различных работах.
  1. Наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия, которая стремится ответить на все потенциально возникающие у членов общества вопросы и которой предположительно придерживаются все, живущие л данном обществе. Эта идеология ориентирует общество на некое конечное совершенное состояние («коммунизм», «расово чистое» общество, «исламское государство»). Иначе говоря, она содержит в себе хилиастический призыв, основанный на категорическом неприятии существующего общества и стремлении завоевать мир ради построения нового общества. «Образ врага» всегда выступает важнейшим компонентом тоталитарной идеологии, позволяющим режиму сплотить общество перед угрозой как со стороны вредителей и диверсантов внутри общества, так и со стороны враждебного внешнего окружения.
  2. Единственная массовая партия, как правило, возглавляемая одним человеком, лидером харизматического склада и вбирающая в себя относительно небольшую часть населения (до 10%); партия, чье ядро страстно и непоколебимо предано идеологии и готово всемерно способствовать ее широкому распространению; партия, которая организована по иерархическому, олигархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею.
  3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию, и одновременно осуществляющего надзор над ней самой в интересах ее вождей. Такая система может быть направлена не только против «врагов» режима, но и против произвольно выбираемых классов населения, причем террор тайной полиции систематически использует современную науку, в особенности, психологию.
  4. Технологически обусловленный и почти всеобъемлющий контроль партии и се преданных кадров над всеми средствами массовой коммуникации и информации - прессой, радио, кино.
  5. Аналогичный, технологически обусловленный и почти полный контроль над всеми вооруженными силами.
  6. Централизованный контроль над всей экономикой и руководство ею посредством бюрократической координации се ранее независимых составных частей; этот контроль, как правило, распространяется также на большинство других общественных организаций и групп.

Темы рефератов

  1. Гражданское общество и государство: проблема соотношения.
  2. Правовое государство: история и современность.
  3. Основные концепции философии права в XX в.
  4. Основные типы современных правовых систем.
  5. Правовая культура населения.
  6. Социальная справедливость как правовая ценность.
  7. Политическая культура России.
  8. Сфера политики и политическая культура.
  9. Политические отношения в современной цивилизации и тенденция их развития.

 
© www.textb.net